Саммит тысячелетия итоги и перспективы

Внешняя политика

Обозреватель - Observer

Саммит тысячелетия: итоги и перспективы

А.СЕНТЯБРЕВ, политолог

Прошедший в сентябре 2000 г. Саммит тысячелетия стал завершающим международным аккордом весьма противоречивого и разноликого ХХ в., сочетавшего впечатляющие технологические и гуманитарные прорывы человечества к вершинам прогресса с невиданными доселе вселенскими бойнями и беспрецедентным падением морали и нравственности.

Собравшимся в Нью-Йорке лидерам большинства из 189 стран-членов Организации Объединенных Наций предстояло подвести символическую черту под веком уходящим и постараться, хотя бы в общем плане, дать ответ на волнующий всех вопрос: что век грядущий нам готовит? При этом изначально было ясно, что три дня, а именно столько продлился форум, это не тот срок, который необходим для действительно глубокого и обстоятельного анализа. Руководители государств должны были в спринтерском темпе, весьма лаконично изложить слои мысли, выделив только самое для них главное и сокровенное. Поэтому вряд ли стоит искусственно завышать планку требований к Саммиту миллениума и необходимо подходить к его итогам с прагматичных и рациональных позиций.

К главным позитивным результатам Саммита, вне всякого сомнения, можно отнести принятие полновесной итоговой Декларации. В ее первом разделе, озаглавленном "Ценности и принципы", главы государств и правительств, собравшиеся на форум, подчеркнули свою приверженность "целям и принципам Устава ООН, которые доказали свою неподвластность времени и универсальный характер"; заявили о решимости "установить справедливый и прочный мир во всем мире в соответствии с целями и принципами Устава" ООН; признали, что несут как индивидуальную, так и коллективную ответственность "за утверждение принципов человеческого достоинства, справедливости и равенства на глобальном уровне". Лидеры стран Объединенных Наций подтвердили свое обязательство "поддерживать все усилия, направленные на обеспечение суверенного равенства всех государств; уважения их территориальной целостности и политической независимости; урегулирования споров мирными средствами и в соответствии с принципами справедливости и международного права; права на самоопределение народов, все еще находящихся под колониальным господством и иностранной оккупацией; уважения прав человека и основных свобод; соблюдения равных прав для всех без различия расы, пола, языка и религии; и международных проблем экономического, социального, культурного или гуманитарного характера".

Хотя в данном списке, по сути, базовых принципов современных международных отношений нет каких-либо новаций, само их подтверждение в Декларации тысячелетия имеет принципиально важное значение. Международное сообщество тем самым однозначно дает сигнал, что не намерено в силу тех или иных конъюнктурных факторов отказываться от фундаментальных постулатов, которые на протяжении большей части ХХ в. цементировали миропорядок и значение которых в грядущем столетии не только не ослабевает, но, наоборот, становится еще более весомым. Из этого ясно вытекает и то, что никто в мире не заинтересован в международном хаосе, который может возникнуть в случае сознательного выхода отдельными государствами за пределы международно-правового поля. Кстати, на это недвусмысленно обратил внимание в своем выступлении на заседании Совета Безопасности ООН на высшем уровне, состоявшемся во время Саммита, президент России В.В. Путин, подчеркнувший, что "уроки новейшей истории наглядно свидетельствуют: подходы и меры, игнорирующие международное право, неотвратимо подрывают и региональную и глобальную стабильность". Отсюда следует, что только Совет Безопасности ООН вправе давать от имени и в интересах международного сообщества санкцию на такую крайнюю меру, как применение силы в кризисной ситуации.

В реалистичном ключе сформулирован пункт Декларации, касающийся глобализации. Лидеры государств провозгласили в качестве своей главной задачи обеспечение того, чтобы "глобализация стала позитивным фактором для всех народов", справедливо указали, что она "может обрести полностью всеохватывающий и справедливый характер лишь через посредство широкомасштабных и настойчивых усилий", включающих "политику и меры на глобальном уровне, которые отвечали бы потребностям развивающихся стран и стран с переходной экономикой".

Весьма подробно и в то же время в приемлемой для всех государств форме (а ведь не секрет, что чем больше текст, подлежащий согласованию, тем труднее до-стичь по нему консенсуса) выписаны разделы Декларации, озаглавленные "Мир, безопасность и разоружение", "Развитие и искоренение нищеты", "Охрана окружающей среды", "Права человека, демократия и благое управление", "Защита уязвимых", "Удовлетворение особых потребностей Африки", "Укрепление Организации Объединенных Наций".

Словом, Декларация, о необходимости в принципе выработки и принятия которой в период подготовки Саммита шли серьезные дискуссии, в конечном итоге получилась вполне достойным документом, безусловно украсившим этот глобальный форум.

Другим весомым вкладом в успех Саммита явился подготовленный по поручению Генерального секретаря ООН К.Аннана группой международных экспертов высокого уровня доклад по вопросам укрепления и совершенствования миротворческого потенциала ООН ("доклад Брахими" - по имени руководителя группы алжирца Лахдара Брахими).

В последние годы рассуждения об ослаблении и даже кризисе ооновского миротворчества стали едва ли не дежурной темой. Много говорилось о неумении ООН предвидеть возникновение кризисных ситуаций и, соответственно, принимать целенаправленные превентивные меры, ее неспособности активно участвовать в разрешении уже вспыхнувших конфликтов, в том числе через оперативное развертывание в кризисных регионах миротворческих сил, о неготовности ООН к применению силы от имени международного сообщества там, где это необходимо. В какой-то мере эти упреки справедливы. Но не следует забывать, что в ООН представлены те же самые страны, что и в НАТО, или ЕС, или какой-то еще группировке. Иными словами, речь прежде всего должна идти о желании и готовности конкретных стран-членов ООН к участию в миротворческой деятельности под руководством этой всемирной организации, что предполагает соблюдение сложившихся в ООН стандартов миротворчества, необходимость придерживаться ооновской субординации в соответствии с "цепочкой командования", установленной для конкретной операции по поддержанию мира (ОПМ). Для каких-то стран такой порядок обременителен. Поэтому, к примеру, США отказываются от участия в ОПМ ООН, поскольку не могут допустить, чтобы их военнослужащими командовал не американец. Для этих государств более предпочтительным является другой формат миротворчества - операции, осуществляемые под эгидой НАТО или в рамках разовых коалиций заинтересованных государств (например, антииракская коалиция, где заглавную роль, как известно, также играли США). В этом случае сохраняется либо натовская, либо чисто национальная "цепочка командования", что позволяет таким миротворцам действовать более "раскованно", без постоянной оглядки на ООН и ее Совет Безопасности. Словом, проблемы в ооновском миротворчестве не столько связаны с неэффективностью организации, сколько обусловлены стремлением отдельных крупных западных государств играть в этой сфере по собственным правилам.

Доклад "группы Брахими" является очевидной попыткой вернуть ООН инициативу в области международного миротворчества. Хотя этот документ, может быть, не идеален и отдельные его положения нуждаются в определенной корректировке и уточнении, его общая позитивная направленность едва ли может быть поставлена под сомнение. В нем прямо указано на "главную ответственность государств-членов за поддержание международного мира и безопасности", подчеркнуто, что они должны наращивать - "как в количественном, так и в качественном отношении" - поддержку ООН "в интересах осуществления этой "ответственности", отмечена важность предоставления Советом Безопасности ООН "четких, убедительных и обеспеченных надлежащими ресурсами мандатов", подтверждены базовые принципы классического ооновского миротворчества, включая согласие сторон в конфликте, беспристрастность и использование силы миротворцами только в порядке самообороны.

За более чем пятидесятилетнюю практику миротворчества Организация Объединенных Наций не видела более полного и скрупулезного документа по этой теме. С учетом этого доклад "группы Брахими" и содержащиеся в нем рекомендации будут способствовать укреплению антикризисного потенциала ООН, что исключительно важно для того, чтобы позиции организации в международном миротворчестве были крепкими и стабильными.

Саммит тысячелетия стал своеобразными международными смотринами для российского президента В.В. Путина. Конечно, к этому времени он уже успел пообщаться со многими своими контрагентами на международной арене, и назвать его новичком в межгосударственном диалоге значило бы погрешить против истины. Тем не менее форум такого масштаба был для В.В. Путина первым и ему, безусловно, хотелось, чтобы его присутствие там не прошло незамеченным. В результате в текст выступления российского лидера на Саммите были включены две крупные инициативы, призванные, вероятно, сигнализировать международному сообществу, что Россия просыпается после десятилетней спячки, отказывается от невыразительной роли ведомой в международных делах и готова вернуться в число тех стран, которые определяют ход и направленность мировых процессов. 

В практическом плане российский президент предложил провести весной 2001 г. в Москве под эгидой ООН Международную конференцию по предотвращению милитаризации космического пространства, приурочив ее к сорокалетию с момента первого полета человека в космос - нашего соотечественника Ю.А.Гагарина. Другая инициатива заключается в том, чтобы разработать под эгидой МАГАТЭ международный проект, призванный исключить из пользования в мировой ядерной энергетике обогащенного урана и чистого плутония. Технически, как считают специалисты-атомщики, это вполне осуществимо и могло бы создать предпосылки для окончательного решения проблемы радиоактивных отходов, равно как и создать, возможно, самый надежный барьер на пути распространения ядерного оружия.

Итак, две эти крупные темы были вброшены в мировой оборот, став частью международной жизни. Теперь многое будет зависеть от того, получат ли они реальное наполнение и не ожидает ли их участь эффектных, но нереализуемых на деле пропагандистских воздушных шариков, характерных для советской дипломатии. Вспомним, что и пятнадцать, и двадцать, и тридцать лет назад представители СССР регулярно выступали с высокой трибуны ООН с грандиозными идеями, которые потом тихо уходили в анналы дипломатической истории, чем-то напоминая замки на песке, смытые первой мало-мальски сильной волной "реальной политики".

Заметим при этом, что не следует думать, что появление подобных крупных, "сверкавших как огни иллюминации" инициатив, исходивших от Советского Союза, свидетельствовало об оторванности от жизни тех, кто их формулировал. В зданиях на Старой площади (где размещалось ЦК КПСС) и на Смоленской-Сенной (местонахождение штаб-квартиры советского, а ныне российского МИД) работали в ту пору серьезные профессионалы, не позволявшие себе осечек. Просто масштабные инициативы в эпоху "холодной войны" были важным элементом идеологической и межблоковой борьбы, заставлявшим противника (прежде всего США) уходить в глухую защиту и формировавшим вокруг СССР солидный дополнительный контингент сторонников, прежде всего из числа развивающихся государств, поскольку восточноевропейские союзники и так безоговорочно ориентировались на Москву, точно так же как в наши дни они сверяют все свои действия и помыслы с Вашингтоном.

Возвращаясь к инициативам В.В.Путина, отметим, что в новых исторических условиях важно, чтобы они не воспринимались конфронтационно или даже просто прохладно прежде всего нашими возможными партнерами по их практической реализации. Их смысл в том, чтобы мобилизовать всех членов международного сообщества на совместную продуктивную работу на двух действительно судьбоносных "треках" мировой политики, и не только политики, от достижения реального прогресса на которых будет зависеть благополучие всего человечества. И здесь на авансцену должна выйти российская дипломатия. Сейчас слово за ней. Нужно целенаправленно и настойчиво искать области возможного компромисса с Западом, отсекая тамошних скептиков и ограничивая им возможности для всевозможных деструктивных маневров, которые, кстати сказать, уже начались.

На карту в принципе поставлено немало. Если "тысячелетние" инициативы российского президента останутся нереализованными, не выйдут из "бумажной" формы, это будет серьезным ударом по его только формирующемуся международному имиджу. Тут уж впору будет задуматься о том, а следовало ли их вообще "озвучивать", если не было внутренней уверенности в том, что они в принципе осуществимы. На нынешнем этапе просто получения пропагандистского эффекта от выдвижения броских инициатив недостаточно. Они должны служить реальным стимулом к объединению усилий международного сообщества на решение острых проблем современности.

В ходе Саммита тысячелетия президентами России и США была согласована Инициатива по сотрудничеству в области стратегической стабильности в качестве конструктивной основы для укрепления доверия между двумя странами и для дальнейшего развития согласованных мер по укреплению стабильности и противодействию распространению в мире оружия массового уничтожения, ракет и ракетных технологий. В развитие этой инициативы президенты двух стран одобрили подготовленный экспертами План реализации мероприятий в качестве основы для продолжения совместной работы.

Подводя итоги Саммита миллениума в Нью-Йорке, вполне можно констатировать, что он прошел лучше, чем предрекали многие аналитики, ожидавшие от него моря разливанного пышных фраз и мало конкретики, тем более практических решений. Конечно, словесных "экзерсисов" с трибуны ООН избежать не удалось, важные персоны из некоторых стран, по сути, только для этого и прибыли на Манхэттен. Но это - в порядке вещей. Если бы мировое сообщество увидело, что на Саммите отсутствует такой неотъемлемый элемент нашей нынешней повседневной жизни, как политическое шоу, оно бы, вероятно, сильно удивилось: уж не заболели ли некоторые известные международные персонажи? Но историю, как известно, делают не политические легковесы и шоумены, а совсем другие люди. И важно то, что эти серьезные люди подошли к Саммиту адекватно, по-деловому, использовав его для предметной работы. 

Лидеры ведущих государств-членов ООН подчеркивали на форуме значение укрепления в международных делах многосторонности. А это - убедительное свидетельство того, что среди членов международного сообщества растет убежденность в том, что мир в новом столетии должен быть многополюсным, демократичным, основанным на международном праве и Уставе ООН, в котором не может быть места диктату и принуждению. Важно и то, что на Саммите была однозначно подтверждена роль ООН как главного центра коллективного регулирования международных отношений в ХХI в.

Саммит четко высветил и то немаловажное для наших национальных интересов обстоятельство, что в ООН нам проще отстаивать свои жизненные приоритеты, нежели, скажем, в ОБСЕ. В ООН американцы, несмотря на их, прямо скажем, привилегированные позиции в современном мире, отнюдь не хозяева, как это имеет место быть в ОБСЕ. В ООН США зачастую сами остаются в глубокой изоляции, как это, к примеру, произошло при голосовании в ноябре с.г. российского проекта резолюции Генеральной Ассамблеи в поддержку Договора по ПРО. Против этого документа проголосовало всего пять стран: Соединенные Штаты поддержали только Израиль, Албания, Микронезия и Гондурас. Прямо скажем, не густо. В ООН даже члены Евросоюза отваживаются не во всем ориентироваться на позицию Вашингтона, на что в ОБСЕ у них духу не хватает.

В рамках всемирной организации у нас много "естественных" союзников, во взаимодействии с которыми мы можем более инициативно выстраивать свою линию, имея все основания рассчитывать на ее поддержку значительным числом стран. Мне могут возразить: опять Россия скатывается на прежние - советские - позиции, превращаясь в некоего лидера отверженных мира сего. Опять в результате этого будет-де нарастать недопонимание и настороженность во взаимоотношениях с цивилизованным Западом, с которым нам нужно дружить, если мы хотим вырваться из плена экономических проблем. Отвечу: не мы создаем какие-то очаги напряженности в отношениях с Западом. Как нам быть и что нам делать, если наше мнение игнорируется, если наши вполне здравые идеи и предложения отвергаются с порога? На Западе, вероятно, хотели бы возвращения России к принципам козыревской дипломатии, когда Москва как будто везде присутствовала, но делала это так, что ее совсем не было видно. Но ведь такая российская дипломатия, надеюсь, уже в прошлом? и к ней не может и не должно быть возврата.

При этом ни один здравомыслящий человек в России не хотел бы нового витка конфронтации с США и Западом в целом. Мы находили общий язык и в гораздо более сложные периоды. Не будем забывать, что с американцами, англичанами и французами-патриотами мы были союзниками в годину Второй мировой войны. И сейчас у нас с этими странами в значительной степени совпадают стратегические интересы. Это и укрепление мира и стратегической стабильности, и обеспечение нераспространения оружия массового уничтожения, ракет и ракетных технологий, и противодействие терроризму, наркобизнесу и оргпреступности, и создание условий для стабильного и поступательного экономического развития, и сохранение окружающей среды, и общая борьба с наиболее опасными болезнями, и многое другое. Отметим в этой связи, что лидеры крупнейших государств мира, включая и Россию, судя по всему, очень неплохо находят общий язык в рамках "большой восьмерки". А это значит, что конструктивно ладить можно. Но именно конструктивно, и не за наш счет!

Саммит тысячелетия прошел, и теперь одним из главных пунктов международной повестки дня становится материализация в практических делах его итогов. Позитивный импульс, данный в Нью-Йорке лидерами стран - членов ООН при активном участии президента России, развитию международного сотрудничества, не должен мало-помалу зачахнуть, будучи погребенным под тяжестью засасывающей и всепоглощающей текучки. Поле для активного внешнеполитического маневрирования создано, а реализация открывшихся возможностей не в последнюю очередь будет зависеть от умения, как принято говорить, проявить высокое дипломатическое искусство в целях насыщения инициатив и договоренностей "высшего формата" практическим, конкретным содержанием. 


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации