БЛИЖНИЙ ВОСТОК ТРУДНЫЕ ШАГИ К МИРУ

1995 № 7-8

Внешняя политика

Обозреватель - Observer

БЛИЖНИЙ ВОСТОК: ТРУДНЫЕ ШАГИ К МИРУ

А. ВАВИЛОВ,доктор исторических наук, профессор

  Минувший 1994 г. Ближний Восток прожил в сложной и противоречивой обстановке. Не прекращались вспышки насилия на оккупированных территориях, не теряли свою остроту хронические проблемы региона: неравномерность развития отдельных стран, недостаток во многих из них внутренних ресурсов для обеспечения экономического развития, углубление социальных контрастов, пропасть между богатством и бедностью. Все это источники внутренней нестабильности.

В то же время окончание "холодной войны" и прекращение американо-советской конфронтации, мрачной тенью нависавшей над регионом со времен окончания "горячей" войны, позволили начать на Мадридской конференции, состоявшейся осенью 1991 г., переговорный процесс между конфликтующими сторонами - Израилем и его арабскими соседями. Однако контакты в Вашингтоне шли трудно и не обещали скорого продвижения по пути к долгожданному миру и стабильности.

Они были прерваны после того, как израильские власти 17 декабря 1992 г. предприняли неожиданный и трудно объяснимый с точки зрения формальной логики шаг, депортировав свыше 400 палестинцов, обвиненных в принадлежности к экстремистской организации Хамас, в пустынные районы Ливана. Палестинские представители отказались прибыть на новый раунд переговоров в Вашингтон до тех пор, пока изгнанники не получат права на возвращение к своим очагам. Под давлением мирового сообщества (Совет Безопасности ООН единогласно принял специальную резолюцию 799, в которой потребовал от Тель-Авива немедленно вернуть депортированных палестинцевдомой), а также своих американских союзников израильское руководство с явной неохотой и проволочками отказалось от антипалестинской акции: к осени 1993 г. последние из депортированных пересекли границу Израиля в обратном направлении.

В апреле и июне 1993 г. состоялись девятый и десятый раунды переговоров "мадридского формата", однако они, как и предыдущие, не дали сколько-нибудь заметного прогресса в поисках урегулирования. Основным камнем преткновения на переговорах в Вашингтоне было нежелание Израиля вывести войска с захваченных арабских земель, в частности с сирийских Голанских высот.

В этой застойной обстановке Россия и США предпринимали активные попытки по оживлению арабо-израильского диалога. Российский министр иностранных дел А.Козырев встречался в июне 1993 г. в Вене с председателем Исполкома ООП Я. Арафатом, министрами иностранных дел Израиля - Ш. Пересом и Египта - А.Мусой.

В качестве одного из учредителей мадридского процесса российская сторона стала устроителем в Москве организационной встречи по подготовке многосторонних переговоров по Ближнему Востоку, заседания одной из ведущих рабочих групп по контролю над вооружениями и региональной безопасности. В двусторонних раундах арабо-израильских переговоров постоянно и активно участвовал представитель МИД РФ. В июне 1993 г. в Москве состоялось очередное заседание группы содействия многосторонним переговорам.

На этом фоне просочившиеся в мировую печать сведения о закрытых палестино-израильских контактах внушали некоторый оптимизм и надежду на выход из очередного тупика, которыми столь изобилует история поисков урегулирования одного из самых застарелых и запутанных конфликтов XX в., остающегося реликтом "холодной войны" в условиях заметного общего потепления мирового политического климата.

Этот оптимизм заметно окреп после подписания 13 октября 1993 г. на лужайке у Белого дома в Вашингтоне в присутствии президента и госсекретаря США, а также министра иностранных дел России палестино-израильской Декларации о принципах временного самоуправления палестинцев, получившей в мировой прессе название "Газа и Иерихон сначала".

Палестино-израильские договоренности, предусматривающие некоторые предварительные шаги по решению палестинской проблемы, о которую долгие годы спотыкались все попытки достичь урегулирования, были положительно восприняты во всем мире, чего нельзя сказать о мире арабском.

Сторонники сентябрьского палестино-израильского соглашения, в том числе и в России, с полным основанием оценили его как прорыв исторического значения: впервые противоборствовавшие десятилетиями не на жизнь, а насмерть противники признали друг друга и официально заявили о стремлении искать политические развязки конфликтных проблем, впервые от общих деклараций они перешли к выработке конкретных, практических мер по реализации совместно выработанных принципов урегулирования, пусть пока в скромных масштабах сектора Газа и г. Иерихон.

А ведь еще в начале 1993 г. в Израиле подвергали судебному преследованию любого, кто вступал в какой бы то ни было контакт с Организацией освобождения Палестины.

В арабском мире реакция на церемонию у Белого дома была неоднозначной. В официальных кругах она варьировалась от поддержки и понимания до скрытого неприятия. Главный участник дипломатической игры - Сирия устами своего президента Х.Асада не поддержала договоренности, но и не выступила против них, предоставив палестинцам самим решать его судьбу.

В палестинской среде вокруг достигнутых с Израилем договоренностей развернулась острая борьба. Радикально-экстремистские элементы, выступавшие с максималистских позиций, расценили сентябрьский прорыв как капитулянство, наподобие садатовского, и объявили Я. Арафата предателем. Свое неприятие они мотивировали тем, что выработанная схема ограниченной автономии для палестинцев не была увязана с главной целью - достижением полного и прочного мира на основе создания независимого палестинского государства, за рамками договоренностей остались также такие трудноразрешимые и кровоточащие вопросы, как судьба еврейских поселений на оккупированном Западном берегу реки Иордани в секторе Газа, будущий статус этих территорий, принадлежность Иерусалима и др.

В Израиле "Соглашение Газа - Иерихон сначала", хотя оно повторяло во многом прежние планы Тель-Авива по урегулированию конфликта, также не встретило единодушной поддержки: в стране прошли многолюдные демонстрации протеста, израильским руководителям пришлось приложить немало усилий для того, чтобы протащить его через кнессет (парламент).

Обстановка на оккупированных территориях оставалась напряженной, участились кровопролитные столкновения израильской армии и полиции с палестинцами. Израиль продолжал наносить удары по территории Ливана. Положение усугублялось также возникшими многочисленными разногласиями и разночтениями вокруг мероприятий по претворению достигнутых договоренностей в жизнь.

В результате один из важнейших пунктов договоренностей - о подписании в течение двух месяцев после 13 сентября соглашения о выводе войск из сектора Газа и Иерихона - к намеченному сроку реализован не был. Остаток 1993 г. стороны провели в тяжких переговорах по согласованию спорных вопросов. США и Россия, будучи сопредседателями Мадридской конференции и спонсорами закрытых израильско-палестинских переговоров, завершившихся сентябрьской декларацией, через своих представителей, а также в ходе интенсивных контактов по дипломатическим каналам оказывали активное сближающее влияние на позиции израильтян и палестинцов.

Для материального обеспечения осуществления сентябрьских договоренностей 1 октября 1993 г. в Вашингтоне под председательством США и России состоялась международная конференция, на которой был сформирован весомый "пакет" помощи для восстановления экономики оккупированных территорий в размере более 2 млрд. долл. Однако после провозглашения автономии палестинское руководство столкнулось с серьезными трудностями в получении выделенных на конференции средств.

16 января 1994 г. в Женеве состоялась встреча президентов Асада и Клинтона, в ходе которой были обсуждены актуальные проблемы урегулирования в регионе. Обмен мнениями по этим проблемам был продолжен в ходе октябрьского визита Б. Клинтона в Дамаск.

Новые перспективы на израильско-палестинском направлении открылись после подписания 10 февраля 1994 г. в Каире частичного соглашения о выполнении Декларации 13 сентября. Однако через две недели, 25 февраля, по ним был нанесен серьезный удар: в этот день в мечети "Ибрагим" в г. Хевроне на оккупированном Западном берегу р. Иордан в результате провокационной выходки еврейского поселенца, открывшего огонь из автомата по молящимся, было убито около 50 человек и более 100 ранено, погиб и сам преступник.

Трагедия в Хевроне всколыхнула весь регион, вызвала крайне негативный резонанс в палестинской среде: на оккупированных территориях произошли кровавые столкновения, в сложном положении оказался Я. Арафат, критика которого заметно усилилась.

Застопорились и многосторонние переговоры по "мадридской формуле" в рамках пяти рабочих групп: по контролю над вооружениями и региональной безопасности, экономическому развитию, водным ресурсам, беженцам, окружающей среде, в которых активное участие принимала Россия.

Израильское руководство предприняло ряд шагов для того, чтобы свести к минимуму отрицательные последствия хевронской бойни для развивающегося и без того трудно мирного процесса: оно резко осудило террористический акт, сформировало специальную комиссию для расследования всех обстоятельств случившегося.

Трезвомысляшее крыло палестинского руководства, проявив немалое политическое мужество и мудрость, также заняло взвешенную позицию: решительно осудив провокацию в Хевроне, оно в то же время заявило о своей готовности продолжить переговоры с Израилем, не видя им другой альтернативы в качественно новых условиях, сложившихся на региональной и мировой аренах после распада Советского Союза и окончания "холодной войны".

Международное сообщество в лице Совета Безопасности ООН 18 марта 1994 г. осудило события в Хевроне в резолюции 904, в которой были предусмотрены меры по обеспечению безопасности гражданского населения на оккупированных территориях, включая присутствие международных или иностранных наблюдателей.

Немалую роль в поддержании тонуса ближневосточного мирного процесса после экстремистской вылазки в Хевроне сыграли его попечители - Россия и США. В ходе поездки А.Козырева в Израиль и Тунис, состоявшейся в середине марта по срочному поручению Президента РФ Б.Ельцина, для разблокирования кризисной ситуации после трагедии в Хевроне были проведены консультации с израильским и палестинским руководством, получены их заверения в приверженности поискам решения спорных проблем мирными политическими методами, за столом переговоров.

На восстановление динамики ближневосточного переговорного процесса были нацелены поездки на Ближний Восток в марте и апреле первого заместителя министра иностранных дел РФ И.Иванова. Наряду с госсекретарем США У. Кристофером в регион для проведения обстоятельных консультаций и обмена мнениями с участниками ближневосточного переговорного процесса многократно выезжал спецпредставитель Президента России В.Посувалюк.

Во второй половине апреля Москва принимала одного за другим двух главных действующих лиц палестино-израильского диалога - Я.Арафата и И.Рабина, ставшего первым премьер-министром Израиля, посетившим Россию с официальным визитом. Они были приняты Президентом Б.Ельциным, провели переговоры с А.Козыревым, в ходе которых обсудили пути окончательного преодоления конфронтации, создания в регионе прочной инфраструктуры мира. Я.Арафат рассмотрел с российскими официальными лицами меры оказания Россией конкретного содействия процессу введения палестинского самоуправления. По итогам визита И.Рабина был подписан целый ряд соглашений, дающих мощный импульс развитию российско-израильского сотрудничества в различных областях экономики, науки, культуры, образования и туризма.

В результате предпринятых многосторонних усилий 31 марта 1994 г. в Каире представители Израиля и ООП на основе резолюции 904 СБ ООН подписали соглашение по обеспечению безопасности палестинского населения в Хевроне, предусматривающее размещение в городе на трехмесячный срок 160 международных наблюдателей из Дании, Норвегии и Италии. А 4 мая в египетской столице И. Рабин и Я. Арафат в торжественной обстановке подписали окончательный вариант соглашения об автономии Газы и Иерихона, которое, как и Декларация 13 сентября, было скреплено подписями А.Козырева и У.Кристофера; к ним добавилась подпись президента АРЕ X. Мубарака.

Май и июнь 1994 г. ушли на практическую реализацию каирского соглашения. Была сформирована Национальная палестинская администрация (НПА), из Газы и Иерихона после 27 лет оккупации были выведены израильские войска, позиции которых с 18 мая заняли палестинские полицейские формирования, из израильских тюрем были выпущены многие заключенные-палестинцы. В июле в Газу из Туниса окончательно переехал Я. Арафат, возглавивший НПА.

Крупным шагом в развитии мирного процесса стало подписание 26 октября 1994 г. мирного договора между Иорданией и Израилем. После этого исторического события на передний план урегулирования выдвинулось сирийско-ливанское направление.

Осенью 1994 г. Россия развернула на Ближнем Востоке настоящее мирное наступление. В регион с рабочими визитами трижды выезжал А.Козырев. Благодаря активной и напряженной работе российской дипломатии 10 ноября Ирак официально признал суверенитет и границы Кувейта, что существенно разрядило грозовую обстановку в зоне Персидского залива, сохранявшуюся с августа 1990 г.

Во второй половине ноября по странам Залива (Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ, Оман) деловую поездку совершил Председатель Правительства РФ В.Черномырдин. В мировой печати и международных политических кругах широко заговорили о "возвращении России" на Ближний Восток в качестве влиятельной державы, использующей свои геополитические, исторические, культурные связи и наработанный за десятилетия опыт для наращивания взаимовыгодных отношений с арабскими странами и Израилем.

Приветствуя продвижение к миру, в России понимают, что мировому сообществу предстоит приложить еще немало усилий для выкорчевывания исторических, морально-психологических, политических и других глубоких корней конфликта.

Однако такая операция сейчас особенно необходима: арабский мир, равно как и Израиль, не может больше позволить себе тратить колоссальные силы и средства на бесплодное противостояние, во все большей мере противоречащее логике и императивам современного исторического развития. Важно, однако, чтобы в регионе воцарился подлинный, а не эрзац-мир, попытки навязать который арабам неоднократно предпринимались в 70-80-х годах. Их результат общеизвестен: они не только не привели к успокоению обстановки, но в ряде случаев и обострили ее.

Сегодня есть все предпосылки для исторического компромисса. Дело лишь за тем, чтобы каждая из сторон конфликта честно прошла свою часть пути к его разрешению, не стремясь переиграть другую.

Рассмотрение узловых моментов в современной ближневосточной политике России на фоне стремительно меняющейся региональной обстановки позволяет прийти к заключению о том, что Ближний Восток проходит в своем развитии крутой перевал. Происходящие перемены к лучшему пока не приобрели устойчивого и необратимого характера и слишком хрупки, чтобы делать вывод о начале стабильного движения к миру и сотрудничеству.

Слишком тяжек груз прошлого, слишком пестра и многоцветна палитра вовлеченных в конфликт сил, слишком многие из них заинтересованы в поддержании на политической кухне региона температуры кипящего котла. Однако время работает на урегулирование конфликта, более того, оно настоятельно требует скорейшей ликвидации этого исторического анахронизма. Россия со своей стороны вносила, вносит и будет вносить свой посильный вклад в это дело исторической важности.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации