Три года германского единства в зеркале статистики

1994 № 1 (35)

Внешняя политика

Обозреватель - Observer

Три года германского единства в зеркале статистики

А. КОРИНЕНКО, корреспондент ИТАР-ТАСС в Берлине

Не секрет, что подавляющее большинство граждан ГДР три года назад, когда их собственное государство перестало существовать, а на его месте возникло пять новых федеральных земель ФРГ, пребывало в состоянии эйфории. Но это состояние не могло продолжаться долго, в том числе и вслед за объединением Германии произошли перемены, которые в корне перевернули привычный уклад жизни более чем 16 млн. восточных немцев.

За последние три года население восточных земель ФРГ приобрело новый опыт, который порой был связан с серьезными и болезненными переживаниями. Суть происходящего, если быть кратким, состоит в том, что до подлинного, или, вернее сказать, окончательного, объединения Германии еще очень далеко.

Оспаривать это утверждение сегодня, видимо, не решится и самый убежденный оптимист. Подтверждением могут служить и итоги многочисленных опросов. Одним из самых полных стал опрос, проведенный берлинским институтом изучения общественного мнения "Инфратест". В нем отражены самые различные аспекты, свидетельствующие о нынешнем положении на востоке ФРГ.

На первых порах многие полагали, не без влияния обещаний канцлера, что полное выравнивание жизненного уровня на востоке и на западе Германии будет достигнуто в течение достаточно короткого промежутка времени. Даже спустя год после объединения Германии такой точки зрения придерживалось примерно 68% восточных немцев. Однако последующее развитие принесло заметное отрезвление. Сейчас такое мнение высказывают лишь 8% опрошенных, в то время как две трети считают, что материальные условия на западе и востоке Германии сравняются не раньше, чем к концу нынешнего столетия.

Среди населения Восточной Германии сегодня все более широкое распространение получает мнение, что в полной мере плодами германского объединения сможет воспользоваться лишь новое поколение, а для тех, кто ныне ведет трудовую жизнь, объединение пришло слишком поздно. Такой взгляд разделяют не только 80% пенсионеров, но и 56% опрошенных в возрасте от 40 до 49 лет, и даже 41 % жителей от 30 до 39 лет. Особенно велика доля разочаровавшихся среди тех, кто в ходе экономических реформ лишился рабочего места (66%) или был вынужден досрочно выйти на пенсию (49%).

Но даже среди тех, кто поддерживает в принципе объединение Германии, многие не согласны с тем, каким путем и в какие сроки от произошло. Примерно половина опрошенных (около 53%) считает, что, исходя из существовавшего тогда положения, быстрое объединение было наилучшим выходом. Однако примерно столько же придерживается мнения, что единство пришло слишком рано, что сначала населению ГДР необходимо было дать возможность самостоятельно справиться с назревшими проблемами. Кроме того, подавляющее большинство - 82% - выражает сожаление, что "сегодня ничего не осталось от тех ценностей, которыми население ГДР по праву могло гордиться".

Одно из наиболее существенных изменений в жизни восточных немцев следует искать в сфере их материальной обеспеченности. В момент вступления в силу валютного, экономического и социального союза между ГДР и ФРГ летом 1990 года средние доходы граждан ГДР составляли, поданным Федерального ведомства статистики, 1400 марок в месяц. Сегодня же этот показатель вырос более чем вдвое - до 2870 марок. С учетом увеличения цен за последние три года на 35% реальный рост доходов составляет тем не менее примерно 50%.

Это развитие, правда, затронуло граждан восточных земель ФРГ не в равной степени. На сегодняшний день можно выделить небольшую группу очень хорошо обеспеченных граждан, которые могут позволить себе все, что они захотят. Эта категория составляет около 2 % населения новых земель. Еще 37% "нормально чувствуют себя с финансовой точки зрения", 50% приходится хозяйствовать осмотрительно, чтобы иметь возможность прожить на получаемые доходы. Наконец, около 10% сообщили о себе, что им приходится дважды подумать, прежде чем истратить каждую марку, а 1% от опрошенных заявил, что не имеет возможности сводить концы с концами. В особенно сложное положение попали те семьи, в которых один или оба супруга лишились рабочего места и которые в этой связи в течение продолжительного времени вынуждены существовать на достаточно скромное пособие по безработице или еще более скромную социальную помощь.

Среди тех, чьи заработки достаточно высоки - более 3,5 тыс. марок в месяц, - доля удовлетворенных своим положением вдвое больше, чем среди зарабатывающих мало - менее 2,5 тыс. марок. Большую роль играет и наличие рабочего места: если среди работающих удовлетворение выражают 70%, то среди безработных - лишь 30%.

Как уже указывалось выше, на первых порах после объединения многие жители бывшей ГДР испытывали чувство эйфории, которое впоследствии сменилось оптимизмом. Такие настроения удерживались в течение достаточно длительного времени, по крайней мере первые два года германского единства. Однако сегодня положение несколько изменилось. Если в 1991 году пессимистические взгляды в отношении своей дальнейшей судьбы выражали лишь 23 % населения восточных земель, то в сентябре 1993 года этот показатель равнялся уже 33%. Однако большинство - около 56% - мажорного настроя пока не потеряло.

Каждый третий житель новых земель считает, что лично он выиграл от достижения германского единства, каждый четвертый полагает, что проиграл. Остальные, а таких 43%, не в состоянии причислить себя ни к одной из этих групп. В качестве выигравших видят себя главным образом мужчины и молодежь, а также те, чьи доходы составляют более 3,5 тыс. марок в месяц. Они не только позитивно оценивают собственное экономическое положение, но и больше убеждены в действенности существующей в ФРГ общественной системы. Характерно, что к этой категории себя чаще других причисляют жители Саксонии и Берлина.

В проигрыше видят себя главным образом безработные, лица предпенсионного возраста, а также люди, относящиеся к категориям работников, чей заработок составляет менее 1,5 тыс. марок в месяц. Недовольны своим положением и многие пожилые люди в возрасте от 50 до 59 лет. Специалисты склонны объяснять этот факт тем, что именно эта категория лиц в "нормальных" условиях развития общества в значительной степени составляет ту прослойку населения, которая находится на вершине власти, концентрирует в своих руках руководящие посты и владеет основной массой накопленного обществом опыта. В процессе же оформления германского единства практически вся элита бывшей ГДР оказалась изолированной от этих высоких позиций. Наибольшее число тех, кто считает себя проигравшим в результате объединения Германии, отмечается в землях Бранденбург и Мекленбург - Передняя Померания.

Не секрет, что Федеративная Республика всегда была в глазах граждан ГДР образцом страны с развитой и высокоэффективной экономикой. Теперь же восточные немцы вынуждены несколько скорректировать эти представления. Лишь каждый третий из них оценивает сегодня положение германской экономики как хорошее, 59% считают его удовлетворительным и 8 % - плохим. Еще более безрадостным видят восточные немцы положение в собственных землях. Ни один из опрошенных не назвал ситуацию "очень хорошей", лишь 7% дали оценку "хорошо", 48% - "удовлетворительно" и 46% - "плохо".

В целом свое личное положение восточные немцы не склонны оценивать как очень плохое. И это утверждение противоречит оценкам, даваемым развитию экономики восточных земель. Но это лишь на первый взгляд. На самом деле это свидетельствует о том, что достаточно широкие слои населения восточных земель понимают, что в настоящее время сравнительно высокий уровень жизни обеспечивается в значительной степени как бы в долг и не может быть достигнут с помощью собственных экономических структур.

Восточные немцы с самого начала понимали, что перестройка экономики бывшей ГДР потребует от всех граждан значительных усилий. Осенью 1990 года на вопрос, что необходимо для этого сделать, опрашиваемые называли главным образом три фактора: поступление инвестиций со стороны западногерманских предпринимателей (96%); финансовую поддержку восточногерманских предприятий со стороны федерального правительства (92%) и более существенный вклад со стороны самих граждан восточногерманских земель (94%).

Три года спустя восточные немцы приходят к несколько иным выводам. Они по-прежнему считают западных предпринимателей и федеральное правительство ответственными за судьбу экономики новых земель, однако высказывают серьезные сомнения в том, что предложенные до сих пор концепции перестройки экономического уклада действуют достаточно эффективно. Так, на сегодняшний день лишь 44% (в 1990 году - 82%) опрошенных считают допустимым дальнейшее закрытие нерентабельных предприятий. От передачи руководящих постов на производстве в руки предпринимателей с Запада лишь 15% ожидают успеха (в 1990 году - 63%).

Убежденность, что восточногерманское население имеет возможность воздействовать на экономическое развитие региона, также серьезно поколеблена. Лишь 40% респондентов высказывают мнение, что они могут сделать больший вклад в этот процесс. Хотя 76% считают, что для дальнейшего успешного развития страны все - и западные, и восточные немцы - должны несколько поубавить свои запросы, однако, на востоке Германии преобладает также мнение, что граждане бывшей ГДР уже достаточно много терпели. Так, с дальнейшим сдерживанием роста зарплаты согласны лишь 36% (в 1990 году-62%), а 86% высказываются против любого повышения налогов, которое бы затрагивало население новых земель. В то же время претензии к гражданам "старой" ФРГ растут: 58% (против 52 в 1990 году) ожидают от них дополнительных проявлений солидарности и поддержки.

К моменту германского объединения восточные немцы считали, что ФРГ превосходит ГДР не только в экономическом, но и в политическом плане. Это мнение достаточно сильно распространено и сегодня. 78% населения восточных земель рассматривают гарантию личных прав и свобод как одну из характерных черт ФРГ. Тем не менее на вопрос о превосходстве политической системы ФРГ над системой ГДР сегодня положительно отвечают лишь 42%, а не 63%, как в 1990 году, 8% считают царивший в ГДР уклад предпочтительным, а каждый второй вообще не склонен отдавать предпочтение какой-либо из этих систем.

Одновременно отмечается и тенденция к идеализации системы в бывшей ГДР, что, несомненно, связано с достаточно сложным положением на востоке Германии. Многие восточные немцы отмечают, что в ГДР лучше были обеспечены их личная безопасность и социальная справедливость. В качестве отличительных черт ГДР приводятся: гарантированные рабочие места, защита от преступности, забота о детях, социальна я защищенность, гарантия получения специальности, равноправие мужчины и женщины, лучшая система школьного обучения и забота государства о своих гражданах.

Более положительную оценку находят и отношения между людьми в ГДР, хотя на основе проведенных опросов нельзя доказать и растущей отчужденности в отношениях между гражданами, о чем порой пытаются утверждать. Результаты опросов, к примеру, не выявили значительного ухудшения отношений в семье, среди друзей и знакомых, между соседями. Даже говоря об отношениях на производстве, где царят конкуренция и борьба за рабочие места, лишь четверть опрошенных склонна отмечать ухудшение отношений с коллегами. Только треть считает, что климат в трудовом коллективе во времена ГДР был лучше.

В 1990 году фаворитами на выборах в бундестаг были ХДС и СвДП, которые выступали под лозунгами проведения подъема на востоке ФРГ. С затягиванием сроков обещанного роста экономики теряется и доверие к правящим партиям. Если бы выборы в бундестаг проходили в настоящее время, то христианские демократы и либералы получили бы лишь 30% голосов избирателей (21% - ХДС и 9% - СвДП). В 1990 году на их долю пришлось 54% голосов. Из тех же, кто пересмотрел свое мнение, половина пополнила ряды тех, кто вообще отказывается от участия в выборах, а остальные обратили взоры в сторону других партий.

В первую очередь от такого развития выиграли социал-демократы, рейтинг которых поднялся на сегодняшний день с 24,3% в 1990 году до 38%, а также "Союз-90" ("зеленые"), которые получили бы сейчас 13% голосов вместо 6,1% в 1990 году. Набирает силу и Партия демократического социализма, за которую ныне проголосовали бы около 13% избирателей. Праворадикальные "республиканцы" получили бы поддержку 4% населения.

Но это - результаты, полученные в ходе опросов в сентябре 1993 года, и делать на их "основании какие-либо прогнозы относительно исхода выборов в бундестаг в 1994 году не берется пока ни один из специалистов. 


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации