РОССИЯ И МИР

1994 № 16-17

Ближнее зарубежье

Обозреватель - Observer

РОССИЯ И МИР

И.КУДРЯВЦЕВ

России осталось от СССР крупнейшее геополитическое наследство. Однако пользоваться им так, как это делал СССР, она не может. Россия не может и не сможет, быть повторением СССР. Существует целый ряд категорических препятствий: экономических, политических, правовых, международных. Для того, чтобы остаться великой державой, для того, чтобы "запустить в дело" наследство СССР (действительно богатое), России сегодня придется искать новые пути и новые способы существования в мире.

В частности, сама ситуация требует от России отказа от "собственническо-утаптывательного" способа геополитического существования. Если Россия будет ориентирована на увеличение своего влияния путем "присоединения" территорий, получения в них полного политического контроля, тогда круг влияния России неминуемо окажется очень узким; возможно, ей даже не удастся сохранить нынешнюю государственную территорию.

Реальной альтернативой доктрине "присоединения и полного контроля" является путь "проникновения и гибкого влияния". Россия будет стремиться проникать в другие геополитические регионы, распространять там свое влияние, отказываясь от стремления однажды увидеть эти регионы своими. При этом, как само собой разумеющееся, влияние России в этих регионах будет сосуществовать с влиянием других стран и блоков.

Возможность доктрины "проникновения" для России обусловлена распространившимся представлением о взаимной политической "нейтральности" большинства мировых держав (по крайней мере декларируемому на официальном уровне). В случае принятия такой доктрины, с одной стороны, геополитический радиус влияния России может оказаться гораздо большим, чем это было у СССР. С другой стороны, это будет именно "радиус влияния", а не "радиус контроля". Доктрина будет стимулировать "вживание" России в окружающие геополитические регионы и мир в целом, развитие взаимовлияния и взаимозависимости.

В случае продолжения на уровне международного сообщества нынешней ситуации "всеобщей нейтральности " - хотя бы на формальном уровне - стратегия может (при активном исполнении) дать России значительное влияние. Однако такая доктрина будет крайне малоэффективна в случае возникновения жесткого и глобального международного противостояния. Все, что можно сказать по этому поводу, - России надо будет избегать такой ситуации.

Россия уже столкнулась с ситуацией постепенного разрушения жестких границ СССР. Что возникнет на их месте? Этого пока никто не знает; разные силы пытаются предложить свои способы "обустройства" бывших границ СССР и "советского блока". Так, политики изоляционистского толка, сделавшие карьеру на противостоянии с СССР, предлагают превратить свои государства в "санитарный кордон", которым Запад отгородится от России. Некоторые западные политики, мыслящие в координатах умеренного противостояния, рассматривают идею простого перенесения границы запад - восток (границы НАТО) на 15 градусов долготы к востоку.

А какой способ переустройства был бы выгоден России? Если ориентироваться на стратегическую задачу расширения геополитического проникновения России, вырисовывается концепция использования стран ближнего зарубежья как зоны наиболее интенсивного взаимодействия с окружающими геополитическими регионами. 

* * *

Можно приблизительно выделить четыре направления, четыре наиболее важные геополитические зоны, которые раньше соприкасались с СССР. Это:

  • Западная Европа - страны развитого капитализма;

  • Средняя и Восточная Европа - прежде всего Польша, Чехия, Словакия, Венгрия (отдельно Юго-Восточная Европа - Югославия и нарождающаяся вокруг нее зона военных конфликтов);

  • Ближний Восток - прежде всего Турция, Иран, Ирак, Афганистан, Пакистан, Индия;

  • Дальний Восток - Китай, Япония и новые экономические державы Азии.

Если России удастся наладить интенсивное взаимодействие по всем этим направлениям, она, несомненно, станет великим геополитическим узлом мира.

Сегодня это не так. Создание культуры контактов сразу с несколькими, к тому же столь разными в культурном плане, регионами будет для России чрезвычайно сложной задачей. В этой ситуации представляется достаточно естественным стремление использовать бывшие республики СССР как своеобразные "буферные открытые экономико-политические зоны", "окна" для взаимодействия с соседними геополитическими регионами. Группы Новых Независимых Государств, таким образом, должны стать для России выходами к соседним геополитическим регионам. Вместо характерной для России системы жестких границ, разрывающих естественные геополитические зоны, Россия может создать по своим границам линию переходной зоны, в пределах которой российские структуры будут переплетаться со структурами соседних регионов.

Такая система могла бы оказаться весьма выгодной для России. Прежде всего поддержание таких "мягких" многоступенчатых границ может потребовать меньшего напряжения, нежели поддержание "жесткой стены", как это было в СССР. Кроме того, "буферные зоны", перекрытые двумя государственными границами, создадут систему своеобразных "шлюзов", позволяющую, с одной стороны, сохранять тесные связи и взаимодействие с окружающими регионами, а с другой - избегать проникновения из этих регионов опасных и несущих нестабильность потоков непосредственно на территорию России. Наличие "шлюзовой системы" позволит России гибко регулировать степень своей открытости.

Это, правда, требует от Новых Независимых Государств значительной открытости. Однако такая политика России может и для них оказаться чрезвычайно выгодной. Чрезвычайно важно то, что бывшие республики СССР, расположенные по периметру России, имеют как определенное культурное сродство к прилегающим регионам, так и сложившиеся связи с СССР, на основе которых сегодня Россия может (если приложит некоторые усилия) создать свою инфраструктуру в этих республиках. Культура самой России существенно отличается от культур соседних регионов (особенно это касается Ближнего и Дальнего Востока). Поэтому для хорошего диалога потребуются посредники. Таким образом, Новые Независимые Государства могут быть не только "территорией для контактов", но и выполнять собственную активную роль посредника в контактах, что могло бы оказаться весьма полезным как для культурного, так и для материального развития этих государств.

В соответствии с выделенными выше направлениями можно приблизительно поделить Новые Независимые Государства по геополитическим зонам, на которые они выходят:

  • Западная, Северная, Восточная и Средняя Европа - страны Балтии, Белоруссия, Украина;

  • Южная Европа - Украина, Молдавия;

  • Ближний Восток - новые государства Закавказья, Средней Азии;

  • Для контактов с Японией и странами Юго-Восточной Азии на Дальнем Востоке вырисовываются дальневосточные регионы России, получившие необходимые полномочия;

  • Буфером в отношениях с Китаем будут как государства Средней Азии, так и специфическая зона на Дальнем Востоке.

Не всякое государство, находящееся между двумя другими, может служить для них зоной контактов, тем более активным посредником в их контактах. Для того чтобы Новые Независимые Государства стали такой зоной, и в особенности для того, чтобы Россия смогла через эту зону вести активную, выгодную для себя политику, ей необходимо приложить усилия для создания в этих странах определенной инфраструктуры. России также следует сделать так, чтобы "буферные страны" пожелали бы стать связующими.

Главные направления действий России по обустройству "шлюзовых свободных зон" представляются следующими:

  • создание там инфраструктур России;

  • влияние на процесс проникновения инфраструктур соседних регионов;

  • помощь независимому государству в создании четкой системы границ.

При этом существенно, что Россия не должна стремиться стать хозяином, "присоединять" к себе независимое государство либо полностью управлять его экономикой. По возможности, должна создаваться система симбиоза России с независимыми государствами, сохраняющими свою самостоятельность и самостоятельно себя обеспечивающими. Такая система не будет требовать от России вложения больших ресурсов (они потребовались бы для создания собственной структуры управления), а ее поведение будет весьма гибким и приспособленным к ситуации. Таким образом, генеральной внешнеполитической линией России по отношению к этим странам должна стать помощь в обмен на открытость для контактов с Россией и соседями. Возможно целевое создание (Россией или при участии России) точечных свободных от контактов зон в этих странах либо развитие уже существующих зон.

Необходимо учесть, что "буферные зоны" для разных геополитических направлений должны строиться на совершенно разных основаниях. Зона взаимодействия с Европой, например, должна непременно иметь развитую систему правового регулирования (чтобы быть комфортной для европейской культуры). Однако комфортность для азиатских культур определяется совершенно другими принципами, и для создания соответствующей зоны контактов понадобится формирование совершенно других оснований.

Чтобы "успеть" во всех отношениях, России придется развивать большую гибкость, способность к адекватному диалогу с разными культурами. Но развитие таких способностей (если оно удастся), несомненно, будет обогащать собственную русскую культуру. Двигаясь (и изменяясь) в таком направлении, эта культура действительно может стать великой. Предполагается, что значительную нагрузку в осуществлении связей и контактов России сможет нести российская диаспора в Новых Независимых Государствах - так называемое русскоязычное население. 

РУССКОЯЗЫЧНОЕ НАСЕЛЕНИЕ - СВЯЗУЮЩИЙ ФАКТОР В "БУФЕРНОЙ ЗОНЕ"

Помощь России в контактах с соседними регионами может оказать так называемое русскоязычное население, т. е. люди, воспитанные советской культурой. Фактически то, что теперь называется "россияне", до распада СССР называлось советским народом. "Россиянин" - не более чем эвфемизм для термина "советский человек" после распада СССР.

Эти люди в настоящее время проживают в инокультурных странах и в определенной мере они уже адаптировались к их культуре. Россия может сознательно форсировать этот процесс, поощряя одновременно и сохранение в среде этого населения русской культуры, и освоение этими людьми культурной среды, в которой они проживают. Таким образом, России было бы выгодно сделать ставку не на процесс унификации и собирания русскоязычного населения из этих стран к себе, но, наоборот, на дифференциацию, а также на закрепление русскоязычной диаспоры в тех странах, где она проживает. Если Россия сможет сегодня вложить в этот процесс относительно небольшие средства, завтра она получит "золотое дно". Превратив диаспору СССР в диаспору России, мы получим весьма мощные каналы связи с важнейшими геополитическими регионами. Для этого Россия должна поддерживать на территориях ближнего зарубежья образовательные и культурные программы для русскоязычного населения (сохранение русской культуры + адаптация к оригинальной местной культуре); гибко отстаивать правовой статус русскоязычного населения. При этом возможно введение специальных (помимо гражданства) статусов, например облегчающих возможность перемещения в других странах и т.д. Необходимо всячески поощрять, а также участвовать в создании культурных и экономических связей диаспоры с Россией.

Специальный статус для разных республик может означать совершенно разные вещи. В целом он должен помогать российской диаспоре в ведении экономической деятельности, возможности перемещения. В некоторых республиках борьба за введение такого статуса, вероятно, не нужна. Наибольшие проблемы возникли в Латвии и Эстонии. Там большинство русскоязычного населения не получило гражданства. Самая реалистичная программа борьбы, на наш взгляд, такова:

1) добиваться закрепления за бывшими гражданами СССР, не получившими в Латвии и Эстонии гражданства, специального статуса, который бы четко отличался от статуса иностранца;

2) если удастся добиться введения такого статуса, то далее можно добиваться уже для лиц с таким статусом определенных экономических и политических прав, в том числе, например, специальной, облегченной процедуры получения гражданства;

3) кроме того, для лиц с таким статусом можно добиваться определенных льгот вне Латвии и Эстонии. Например, можно просить для них (через ООН, европейские и др. организации) облегченной процедуры передвижения, получения вида на жительство в других странах и т.д. Можно также ввести для них специальные льготы со стороны России.

Как известно, в большинстве бывших республик СССР не существует права двойного гражданства. Однако следовало бы поискать возможность присвоения Россией некоторым гражданам этих государств специального статуса - важного в практических отношениях, но отличного от статуса гражданина. Можно, например, ограничить в рамках этого статуса право участия в выборах в российские органы власти, однако оставить право свободного въезда в Россию и т.п.

Нам представляется, что для связывания диаспоры с Россией в единую культурную сеть необходимо:

  • создать для диаспоры возможность получения русского образования на территории государств проживания и в России;

  • поддержать интенсивное интеллектуальное и культурное взаимодействие с Россией, способное взаимно обогащать как диаспору, так и российское общество;

  • по возможности, инициировать интеллектуальный и культурный обмен диаспоры с культурами на территории проживания и в соседних геополитических регионах.

Русскоязычное население - среда, которая гибко усваивает местные обычаи и создает структуры для взаимодействия с ними. Следует в основном поощрять такие тенденции, способствовать распространению позитивных моментов усваиваемых культур в России.

Если России удастся поддержать культурно-интеллектуальное единство своей диаспоры, она сможет на этой базе создавать мощные каналы экономического обмена. Возможно будет также и оказание некоторого косвенного политического влияния. 


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации