ЧУТКИЕ УШИ МОСКВЫ

«Независимое военное обозрение» №20.2005г.

ЧУТКИЕ УШИ МОСКВЫ

Радиотехническая разведка КГБ СССР в 1970-1980-е годы действовала по всему миру

Дмитрий Прохоров

Министр обороны РФ Сергей Иванов 22 сентября 2003 года выступил с заявлением, что демонтаж российских военных баз на Кубе (Лурдес) и во Вьетнаме (Камрань), начавшийся в декабре 2001 года, полностью завершен. Причем вместе с военными базами были ликвидированы и располагавшиеся на их территории центры радиоэлектронной и радиотехнической разведки, что существенно сказалось на возможности российских спецслужб получать важную информацию. Между тем руководство СССР в отличие от наших сегодняшних государственных деятелей придавало большое значение прослушиванию эфира и уделяло огромное внимание созданию и совершенствованию необходимых для этого структур.

ГЛАВНЫЙ ОБЪЕКТ - США

Сфера деятельности советской радиоразведки стала значительно расширяться с начала 1950-х годов. В частности, велись активные научно-исследовательские работы по поиску путей доступа к источникам, пользующимся УКВ и СВЧ диапазонами. Вместе с тем получила дальнейшее развитие радиотехническая разведка, добывающая данные о радиоэлектронных средствах иностранных государств. Занимались этим соответствующие подразделения Главного разведывательного управления Генерального штата Вооруженных сил и 8-е Главное управление Комитета государственной безопасности СССР.

Позднее, уже в 1960-е годы, в КГБ появляется 16-е управление, от которого потребовали выполнения следующих задач: вести перехват сообщений из линий связи иностранных представительств и нелегалов на территории СССР; заниматься установлением местонахождения радиоаппаратуры и дешифровкой перехваченных сообщений; осуществлять техническое проникновение в иностранные посольства и представительства как в СССР, так и за границей; получать информацию за рубежом в правительственных и военных линиях связи иностранных государств, а также с использованием прослушивающей аппаратуры и прочих технических средств.

Численность сотрудников 16-го управления в концу 1970-х годов достигала двух тысяч человек. Оно тогда включало:

1-й отдел - занимался вскрытием шифров, для чего располагал ЭВМ "Булат" - одной из самых мощных в СССР.

3-й отдел - отвечал за перевод прочитанной корреспонденции на русский язык, которые затем поступали в 4-й отдел.

4-й отдел - редактировал и снабжал пояснительными комментариями поступавшие из 3-го отдела материалы и отбирал из них те, которые предназначались для отправки потребителям. Материал оформлялся в две брошюры. При этом одну из них получали только некоторые члены Политбюро ЦК КПСС (в 1970-е годы это были Брежнев, Андропов, Громыко, Кириленко, Суслов и Устинов), а со второй знакомились начальники Первого (разведка) и Второго (контрразведка) главных управлений КГБ. Кроме того, без указания источников информация, помещенная во второй брошюре, направлялась и в другие заинтересованные ведомства.

5-й отдел - занимался анализом шифросистем и осуществлял связь с соответствующими спецслужбами стран-участниц Варшавского договора и союзных государств.

Служба 1 - отвечала за закладки и другие технические способы проникновения в иностранные посольства. При этом 1-й отдел Службы ведал анализом иностранной аппаратуры шифросвязи на предмет выявления в ней закладок, разрабатывал методы улавливания сигналов, излучаемых этой аппаратурой. 2-й отдел занимался перехватом этих сигналов и их обработкой. 3-й отдел поддерживал контакты с таможенными органами и другими учреждениями, с помощью которых проводились операции по закладке и удалению "жучков". 5-й отдел "очищал" перехваченные сигналы от помех.

Здесь необходимо отметить, что главным объектом внимания управления с первых дней его существования являлись США. Так, начальник американского отдела 8-го ГУ КГБ Селезнев сразу же потребовал, чтобы сотрудники 16-го незамедлительно приступили к сбору сведений об американских шифрах, вскрытие которых являлось главной задачей его подразделения.

Для осуществления радиоперехватов 16-е управление располагало многочисленными станциями на территории СССР. Кроме того, с 1960-х годов создаются посты радиоперехвата в резидентурах ПГУ в иностранных государствах. Самый первый такой пост был организован в 1963 году в Мехико и получил кодовое наименование "Радар". Через три года аналогичный пост под названием "Почин" заработал в посольстве СССР в Вашингтоне, а в 1967 году начал функционировать пост "Проба" в Нью-Йорке. К 1970 году посты "Почин-1" (в посольстве), "Почин-2" (в жилом комплексе посольства), "Проба-1" (в здании советского представительства в ООН) и "Проба-2" (на даче советского посольства на Лонг-Айленде) уже могли перехватывать послания дипломатов Аргентины, Бразилии, Канады, Франции, Португалии, Испании и ряда других стран, а также некоторые сообщения, переданные по американским военным линиям связи. При этом большая часть полученной информации удостоилась высоких оценок министра иностранных дел СССР Андрея Громыко и советского представителя при ООН Якова Малика.

ШПИОНАЖ И КОНТРШПИОНАЖ

Председатель КГБ СССР Юрий Андропов одобрил план развертывания постов радиоперехвата в 15 резидентурах ПГУ 15 мая 1970 года, а к концу этого десятилетия за границей уже действовало более 30 таких "точек". Помимо уже упоминавшихся "Почина-1" и "Почина-2", "Пробы-1" и "Пробы-2", это были: "Весна" в Сан-Франциско, "Венера" в Монреале, "Радар" в Мехико, "Термит-С" в Гаване, "Клен" в Бразилиа, "Остров" в Рейкьявике, "Меркурий" в Лондоне, "Север" в Осло, "Юпитер" в Париже, "Центавр-1" в Бонне, "Центавр-2" в Кельне, "Тироль-1" в Зальцбурге, "Тироль-2" в Вене, "Эльбрус" в Берне, "Кавказ" в Женеве, "Старт" в Риме, "Алтай" в Лиссабоне, "Радуга" в Афинах, "Тюльпан" в Гааге, "Вега" в Брюсселе, "Парус" в Белграде, "Радуга-Т" в Анкаре, "Сириус" в Стамбуле, "Марс" в Тегеране, "Орион" в Каире, "Сигма" в Дамаске, "Заря" в Токио, "Краб" в Пекине, "Амур" в Ханое, "Дельфин" в Джакарте, "Крым" в Найроби.

Кроме того, 25 апреля 1975 года постановление Совета министров СССР санкционировало создание поста радиоперехвата 16-го управления на базе ГРУ в Лурдесе на Кубе. Пост, получивший название "Термит П", начал функционировать в декабре 1976 года и был оснащен 12-метровой стационарной параболической и установленной на открытом грузовике 7-метровой мобильной параболической антеннами. Они позволяли перехватывать сообщения в СВЧ-диапазоне, передаваемые с американских спутников, а также контролировать переговоры между башнями СВЧ-связи. Позднее такие же посты были оборудованы на военной базе Камрань (Вьетнам) и в Южном Йемене.

Впрочем, из всех "точек" самыми важными считались посты в Нью-Йорке и Вашингтоне. Так, в 1975 году "Почин-1" и "Почин-2" перехватили 2,6 тыс. сообщений, а в 1976 году - уже 7 тыс. Среди последних стоит отметить те, что касались поездки министра обороны США Дональда Рамсфелда на заседания группы ядерного планирования НАТО, встреч госсекретаря Генри Киссинджера с руководителями Великобритании, Франции, ФРГ и ЮАР. Удалось также прослушать разговоры, которые велись через авиабазу "Эндрюс" между Вашингтоном и летавшими на президентском самолете с визитами за границу хозяином Белого дома, госсекретарем, другими высокопоставленными американскими чиновниками (за что один из сотрудников поста "Почин-1" был награжден орденом Красной Звезды). На основе этих перехватов было подготовлено и отправлено в Москву 800 донесений.

Однако добычей постов "Почин-1" и "Почин-2" становилась информация не только политического, но и военного характера. Она касалась, в частности, баллистических ракет "Трайдент", MX, "Першинг-2", крылатых и зенитных ракет, самолетов F-15, F-16, F-18, В-52 и В-1. Начиная с 1973 года нью-йоркские посты "Проба-1" и "Проба-2" смогли получать весьма ценную научно-техническую информацию. Ими, например, был перехвачен ряд факсимильных сообщений Брукхэвенской национальной лаборатории, компаний "Боинг", "Фэрчайлд", "Дженерал Дайнемикс", "Грумман", "Хьюз", "Локхид", IBM, еще некоторых ведущих фирм американского ВПК. Так удалось узнать очень важные данные о конструкции и разработке самолетов А-10, В-1, F-14, других машин, о программах противоракетной и противолодочной обороны. А заработавший в 1976 году в Сан-Франциско пост "Весна" держал под контролем факсимильную и телефонную связь подрядчиков Пентагона, а также наиболее крупных компаний, расположенных на западном побережье США.

В дополнение к постам радиоперехвата в резидентурах ПГУ в Вашингтоне, Нью-Йорке и Сан-Франциско имелись радиопосты ("Зефир", "Ракета" и "Рубин" соответственно), которые прослушивали средства связи ФБР, отслеживая проводимые американской контрразведкой операции. Например, в 1970-е годы пост "Ракета" в Нью-Йорке постоянно контролировал: канал радиосвязи между машинами наблюдения и шестью постами ФБР, надзиравшими за перемещениями сотрудников советских представительств; канал радиосвязи, использовавшийся агентами ФБР, которые "вели" сотрудников представительств при ООН ряда ближневосточных и западных государств; канал радиосвязи между машинами наблюдения и отделом расследования ограблений банков; канал радиосвязи агентов ФБР, занимавшихся другими уголовными расследованиями; канал связи между диспетчерскими центрами ФБР в Нью-Йорке и Нью-Джерси; канал связи между нью-йоркским диспетчерским центром и машинами ФБР.

О результатах деятельности поста радиомониторинга "Ракета" можно судить по отчету нью-йоркской резидентуры ПГУ 1973 года: "Посты наблюдения ФБР и группы наружного наблюдения используют для связи простые коды, сленговые выражения и условные фразы, которые легко расшифровываются оператором "Ракеты". Переговоры между постами наблюдения и группами наружного наблюдения представляют собой короткие диалоги, в которых пост информирует группу о номере машины объекта наблюдения и направлении, в котором он движется до перекрестка и после него.

Ежедневный радиоперехват сообщений диспетчерского центра ФБР позволяет составить представление об оперативной обстановке и о том, как ФБР проводит операции в городе. Когда резидентура (ПГУ КГБ. - Д.П.) проводит городскую операцию, оператор "Ракеты" осуществляет мониторинг за работой радиоцентра ФБР; в случае необходимости оперативный работник может получить сигнал опасности до выхода к месту проведения операции или ему можно приказать прекратить операцию, если он попал под наружное наблюдение. Пост "Ракета" регистрирует всех местных граждан, попавших в поле зрения ФБР, и их фамилии заносятся в файлы системы "Контакт" (существовавшая в ПГУ КГБ компьютерная автоматизированная система поиска по фамилиям. - Д.П.)".

В 1980-е годы посты радиоперехвата и мониторинга имелись уже во всех резидентурах ПГУ КГБ за рубежом. При этом каждый из них в ноябре должен был передавать в Центр годовой отчет, в котором подробно излагалось содержание "отловленных" зашифрованных и открытых сообщений, процент оперативно значимых перехватов, выявленные новые каналы связи, представляющие разведывательный интерес, характеристики обстановки в стране с точки зрения радиоразведки, степень выполнения постом поставленных задач, меры по обеспечению безопасности и секретности и планы работы "точки" на следующий год. Но начальнику 16-го управления Красавину это казалось недостаточным. Он представил руководству КГБ перспективный план, предусматривавший развертывание к концу десятилетия еще 40 или 50 постов радиоперехвата и мониторинга в советских учреждениях за границей. Что, согласно расчетам, могло увеличить объем добываемой информации в 5-8 раз.

СОВЕТСКИЕ "ЖУЧКИ"

Кроме собственно радиотехнической разведки 16-е управление КГБ широко практиковало установку так называемых "закладок" в помещених иностранных представительств и на территории СССР, и за его пределами, в оборудование, которым оснащались эти учреждения. Одна из первых удачных операций такого рода была проведена в 1970-е годы, когда специалисты с Лубянки умудрились снабдить "жучками" новую шифровальную аппаратуру японского посольства в Москве. Причем они были установлены в тот момент, когда грузовик с контейнером, в котором находились шифраторы, пересек советско-финляндскую границу и следовал в столицу СССР.

В январе 1983 года французы во время ремонта телетайпа в своем посольстве в Москве обнаружили "закладку", предназначенную для передачи во внешнюю электросеть телеграфной информации. В ходе проведенного расследования выяснилось, что начиная с 1978 года КГБ перехватывал все сообщения, принимавшиеся и отправлявшиеся дипломатами Французской Республики, в том числе и самые секретные. В 1984 году мастера из 16-го управления вмонтировали "закладки" в 30 новых пишущих машинок, предназначенных для посольства США в Москве и американского генконсульства в Ленинграде.

Однако к самой грандиозной операции против дипмиссии Соединенных Штатов в Первопрестольной 16-е управление приступило в 1979 году, когда американцы начали возводить новое 8-этажное посольское здание. Причем элементы прослушивающих устройств закладывались прямо в строительные конструкции, в результате чего дом, по сути, являлся одной гигантской системой датчиков, которые могли перехватывать практически все радиосигналы и ведущиеся в помещениях разговоры. Американцам, правда, удалось в ходе строительства выявить некоторые "жучки", но далеко не все...

Помог решить проблему заокеанским коллегам недолго занимавший пост председателя КГБ Вадим Бакатин, в одностороннем порядке передавший в декабре 1991 года американцам техническую документацию и схемы расположения "закладок". Он заявил, правда, что вся аппаратура технически и морально устарела и не представляет секрета для спецслужб США. Но они совсем иначе отнеслись к нежданному подарку. Один из высокопоставленных американских чиновников в интервью газете "Вашингтон пост" отметил: "Наши технические специалисты были поражены степенью сложности аппаратуры. При этом один сотрудник ЦРУ сказал, что штуки такого рода у нас существуют только на стадии разработки".

Операции с "закладками", как уже говорилось выше, проводились не только на территории СССР, но и за рубежом. Например, в январе 1966 года агенты ПГУ в Бейруте установили микрофон в кабинете посла Великобритании в Ливане Ричеза, а в феврале - в кабинете резидента СИС в Бейруте Ланна (операция "Рубин"). В результате, доложил в 1967 году заместитель начальника Первого главного управления Цимбал председателю КГБ СССР Андропову, удалось выявить более 50 агентов СИС на Ближнем Востоке и в Египте, определить личности шести человек, внедренных британцами в агентурную сеть КГБ, ГРУ и Службы безопасности ЧССР (StB). А в 1969 году подслушивающими устройствами была нашпигована резиденция самого резидента ЦРУ в Ливане.

В 1965 году удалось разместить "закладки" в квартире одного из американских дипломатов в столице Гвинеи - Конакри, а в 1972 году - в кабинете посла США в этой стране Тодмана.

Не отставала и нью-йоркская резидентура ПГУ. В конце 1969 года она успешно осуществила операцию "Прессинг", в ходе которой дистанционно управляемые радиопередатчики оказались в кабинетах в здании ООН, которые использовал председатель Совета Безопасности. Тогда же была проведена операция "Краб" по установке "жучков" в помещениях генерального секретаря Организации Объединенных Наций У Тана, а также в представительстве Ганы при ООН.

В том же 1969 году вашингтонская резидентура ПГУ снабдила "закладкой" зал заседаний Комитета по международным отношениям Сената США, которая функционировала более четырех лет. В 1980 году сотрудник той же резидентуры Лозенко установил подслушивающее устройство в конференц-зале одной из корпораций, который использовался для совещаний "Обществом оперативных исследований". Это позволило завладеть сведениями о планах развертывания американского ядерного оружия в Европе, о химическом оружии США, о мобилизационных возможностях Соединенных Штатов, о позиции Вашингтона на переговорах об ОСВ-2, ознакомиться с докладом высокопоставленного сотрудника Пентагона "Современное состояние и тенденции развития ядерных сил США на Центрально-Европейском театре военных действий".

Последняя известная операция такого рода датируется уже концом 1990-х годов, когда агент Службы внешней разведки РФ Роберт Ханссен установил "закладку" в конференц-зале Госдепартамента США, расположенном поблизости от кабинета госсекретаря Мадлен Олбрайт.

ТОВАРИЩИ ПО ОРУЖИЮ

Большую помощь в проведении операций по радиотехнической разведке оказывали советским разведчикам союзники по Варшавскому договору. Так, в 1960-е годы сотрудники КГБ при содействии болгарских коллег проникли в посольство Италии в Софии и сняли копии с шифроблокнотов "Калабрия" и "Сардиния", с помощью которых обслуживался Информационный отдел НАТО. А несколько позднее во французском посольстве в Болгарии представителями КГБ были скопированы кодовые книги резидентур спецслужб Франции.

И в дальнейшем КГБ СССР и родственные ему ведомства соцстран продолжали плодотворную совместную работу в сфере радиоразведки и криптоанализа.

В январе 1975 года Юрий Андропов утвердил "Инструкцию по принципам и направлениям сотрудничества со службами безопасности социалистических государств в области операций по дешифровке", составленную в 16-м управлении. Этот документ содержал следующие основополагающие установки: во-первых, совместные операции с "друзьями" должны проводиться под руководством КГБ; во-вторых, передаваемая союзникам информация "не должна раскрывать уровень последних советских достижений в области криптоанализа".

В частности, в инструкции говорилось: "Учитывая тот факт, что в настоящее время соответствующие службы наших друзей накопили определенный опыт работы по целям с использованием методов электронного криптоанализа, то существует некоторая вероятность того, что в будущем наши друзья могут также попытаться использовать эти методы самостоятельно против других целей. В этих условиях существенно важное значение приобретает укрепление дальнейшего сотрудничества между 16-м управлением и соответствующими службами наших друзей с тем, чтобы исключить возможность проведения неконтролируемых нами операций, которые могут нанести непоправимый ущерб 16-му управлению в том, что касается использования методов электронного криптоанализа".

Впрочем, несмотря на столь жесткие требования взаимодействие КГБ со спецслужбами государств-союзников СССР развивалось вполне успешно. Например, только в 1974 году в результате совместных операций 16-му управлению удалось получить шифроматериалы из семи посольств в Праге, из пяти - в Софии, из двух - в Варшаве и стольких же - в Будапеште. Более того, друзья делились с чекистами некоторыми своими агентами из стран Запада.

БУДУЩЕЕ ПОКАЖЕТ...

После распада Советского Союза и ликвидации КГБ СССР входившие в его состав 8-е Главное управление, 16-е управление и Управление правительственной связи указом Бориса Ельцина (# 313 от 24 декабря 1991 года) были объединены в Федеральное агентство правительственной связи и информации при президенте РФ (ФАПСИ), на которое согласно Закону "О федеральных органах правительственной связи и информации" от 19 февраля 1993 года возлагалось в том числе и ведение разведывательной деятельности в системе спецсвязи. Занималось этим Главное управление радиоэлектронной разведки средств связи (ГУРРСС), созданное на базе 16-го управления КГБ СССР.

Что же касается центров радиоперехвата, расположенных за границей, то их судьба определилась в 2001 году, когда 16 октября Москва неожиданно уведомила Гавану о намерении закрыть находящийся в Лурдесе центр радиоэлектронной разведки. На следующий день президент России Владимир Путин на совещании в Министерстве обороны РФ подтвердил это решение, добавив что также будет ликвидирована база российского ВМФ в Камрани (Вьетнам) и находящийся там пост радиоэлектронной разведки.

Данный шаг объяснялся исключительно материальными соображениями. В частности, ежегодная плата Кубе за центр в Лурдесе составляла 200 млн. долларов, или 6 млрд. рублей, а всего за последние 10 лет расходы России составили 3 млрд. долл. без учета технического обслуживания и содержания личного состава (1,5 тыс. человек) и членов их семей. Что касается базы в Камрани, то до 2004 года она была передана РФ Вьетнамом в бесплатную аренду, но ее содержание обходилось России в 1 млн. долл. в год.

Прокомментировал столь неожиданный ход Москвы и начальник Генштаба генерал армии Анатолий Квашнин. Он заявил, "что на 200 млн. долларов мы можем закупать и запускать в космос 20 спутников разведки и связи, а также закупить 100 радиолокационных станций". Таким образом, утверждал Квашнин, Россия не отказывается от ведения радиоэлектронной разведки территории США, но собирается делать это из космоса.

Реакция экспертов и специалистов в области тайной войны на закрытие центра в Лурдесе большей частью была негативной. При этом упор делался на то, что с Кубы, как уже говорилось, поступало более 70 процентов развединформации по США. Однако имела хождение и другая точка зрения, согласно которой американцы давно гнали через Лурдес "дезу". Как бы там ни было, но 29 декабря 2001 года прошла церемония закрытия центра. К этому времени был разработан план демонтажа аппаратуры и ее вывоза, а также график переброски персонала в Россию. Демонтаж оборудования центра происходил в течение января 2002 года и завершился к февралю. Такая же судьба постигла и пост радиоэлектронной разведки в Камрани. А окончательно российские военные базы, как уже упоминалось, были ликвидированы в сентябре 2003 года.

Впрочем, упразднением зарубежных центров радиотехнической разведки дело не закончилось - 11 марта 2003 года президент РФ Владимир Путин подписал указ о расформировании ФАПСИ и передаче его подразделений Федеральной службе безопасности и Министерству обороны. Организационно раздел ФАПСИ завершился к июлю 2003 года. При этом радиоэлектронная разведка и дешифровальные службы оказались в ведении МО, а другие подразделения - ФСБ. Как эта реорганизация скажется на деятельности российских спецслужб, покажет время.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации