ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ РЕАЛЬНОСТИ И ХИМЕРЫ

«Независимое военное обозрение», 14.05.2004 г.

ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ: РЕАЛЬНОСТИ И ХИМЕРЫ

Отвечать на вызовы нового века, а не прошлого столетия

Алексей Арбатов

Автор статьи "Ответный удар должен быть неотвратим" ("НВО", # 13, 2004 г.) Сергей Кремлев полемизирует с моей публикацией "Тонкий политический инструмент" ("НВО", # 43, 2003 г.). К сожалению, он начинает с прозрачного идеологического навета, типичного для нашей военно-политической полемики 80-х годов. Он обвиняет меня в том, что я смотрю на "российские ядерные проблемы... через призму чужих проблем", ставя на одну доску ядерное сдерживание и распространение ядерного оружия (ЯО) в качестве ключевых понятий международной безопасности. Алексей Георгиевич Арбатов - член-корреспондент РАН, директор Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, член научного совета Московского центра Карнеги.

УГРОЗА РОССИИ

Со своей стороны, Сергей Кремлев утверждает, что распространение является ключевой проблемой только для США, а для России она "второстепенная"; что проблема распространения "раздувается Америкой... для оправдания жандармских акций по отношению к любому недостаточно сильному оппоненту"; что дальнейшее распространение ЯО подрывает глобальные претензии США, а для России оно в ряде случаев "было бы даже косвенно выгодным (например, ЯО в Латинской Америке)".

По части подбрасывания мною "чуждых взглядов" спешу заверить моего критика (тем более, ввиду его претенциозного псевдонима), что с идеологией тут все в ажуре. Кремль в лице президента РФ, министра обороны и министра иностранных дел неоднократно на официальном уровне провозглашал: распространение ЯО и других видов ОМУ, получение доступа к такому оружию со стороны международного терроризма - есть главная угроза для российской и международной безопасности.

Если же не навешивать друг другу ярлыки, а говорить по существу вопроса, то я абсолютно убежден, что ядерное распространение не просто великая угроза для России, а гораздо опаснее для нее, чем для США и их союзников. Из большой пятерки "легальных" ядерных держав четыре полностью или в преобладающей мере создали и предназначают свое ядерное оружие против СССР в прошлом и России теперь (США, Великобритания, Франция, КНР). Израиль тайно приобщился к ЯО, имея в виду своих арабских соседей, но также нацеливал свои носители на территорию СССР. Ядерные ракеты Пакистана направлены против Индии, но уже сейчас перекрывают значительную часть сибирской территории РФ.

Дальнейшее ядерное распространение самым прямым образом затронуло бы безопасность РФ, причем задолго до того, как это отразилось бы на США. Вступление КНДР в ядерный клуб, вполне вероятно, подтолкнуло бы к тому же Японию и Южную Корею, а их ядерные средства будут объективно перекрывать российский Дальний Восток. Ускорение в ответ на это ракетно-ядерных программ КНР (как и в качестве реакции на американскую ПРО) впервые сделает уязвимой для китайского оружия европейскую сердцевину России. Создание ЯО Ираном может спровоцировать такую же "цепную реакцию" в Исламском мире: Египет, Саудовская Аравия, Ирак при новом режиме, Турция, если там к власти придут экстремисты.

И не надо тешить себя надеждой, что с этими странами Москва всегда будет иметь дружеские отношения. История показывает, что хорошие отношения приходят и уходят, как было с Китаем, Ираном, Ираком, Египтом, восточноевропейскими союзниками, некоторыми бывшими республиками СССР. А ядерное оружие, раз оно однажды создано, остается висеть как дамоклов меч над безопасностью государств, находящихся в пределах досягаемости такого оружия. При этом в отличие от США у России еще долго не будет денег для создания собственной ПРО территории, а ее геостратегическое положение заставляет волноваться и по поводу аэродинамических средств доставки ЯО (самолетов и крылатых ракет), не говоря уже о сухопутных и морских путях транспортировки ОМУ преступными формированиями (при тысячах километров фактически открытых границ РФ на юге и востоке).

ПАРТНЕРСТВО НА ОСНОВЕ СДЕРЖИВАНИЯ

Другой момент, требующий комментария, относится к состоянию российско-американских военно-стратегических отношений. Мой критик пишет: "Одно из двух: или мы... внятно признаем, что... имеем все основания опасаться превентивной агрессии США и единственным разумным выходом для России является сохранение и укрепление режима ядерного сдерживания... Или мы по-прежнему убаюкиваем себя соображениями о неком "партнерстве". Но тогда извольте не пугать нас недостаточной выживаемостью СЯС России при гангстерском ядерном ударе США по нам".

Конечно, всегда проще рассуждать в категориях "или-или", "черно-белое", "враги-друзья". Но в реальной политике (кстати, как и вообще в жизни) чаще всего ситуация гораздо сложнее, состоит она из полутонов и разнонаправленных течений. "Партнерство" - весьма аморфное определение российско-американских отношений и означает лишь одно: мы уже не заклятые враги, но еще далеко не союзники, если вообще когда-либо ими станем. Как и всякая переходная фаза какого-то явления, наше "партнерство" изобилует противоречиями. С одной стороны, мы более или менее удачно сотрудничаем в ряде важных сфер безопасности, начиная от борьбы с международным терроризмом и распространением ОМУ и кончая совместными экспериментами по созданию систем ПРО с НАТО и США. Мы принимаем американскую помощь по программе Нанна-Лугара и другим проектам в ликвидации ядерных вооружений и носителей, химического оружия, утилизации атомных подводных лодок, транспортировке и складском хранении ядерных боеприпасов и материалов. А в перспективе ждем от США и их союзников еще большего содействия (в 20 млрд. долл.) по программе "глобального партнерства".

Но, с другой стороны, наши отношения в области наступательных стратегических вооружений по-прежнему основываются на принципе взаимного ядерного сдерживания, поскольку ничего взамен за полтора десятилетия после окончания холодной войны так и не было придумано. Раз так, то уж во всяком случае, сдерживание должно быть максимально стабильным, а это требует дальнейшего согласованного понижения уровней противостоящих вооружений и повышения их живучести, чтобы первый удар оставался и впредь немыслим даже в чисто военно-техническом плане.

Как раз в этой связи вызывает серьезное беспокойство прогнозируемый рост уязвимости российских СЯС. И не потому это плохо, что США спят и видят, как на нас напасть при первом удобном случае. А потому, что у них есть огромный ядерный потенциал глобальной досягаемости и что они не являются нашими полновесными союзниками, а следовательно - Россия не может в таких условиях полагаться только на заверения США в благих намерениях, как они никогда не положились бы на наши.

Изменение ошибочной стратегической линии Москвы в данной сфере есть необходимое условие не только для поддержания стабильного сдерживания, но и для возрождения режима полномасштабного сокращения стратегических наступательных и ограничения оборонительных вооружений через переговоры с США и другими ядерными державами. Только такой процесс будет продвигать нас по пути партнерства ко все более тесному сотрудничеству, а когда-то, возможно, и к союзу в борьбе с общими угрозами и врагами. Тогда и отношения взаимного ядерного сдерживания трансформируются в какое-то иное состояние, какое есть сейчас, скажем, в отношениях между Великобританией и Францией.

АЛЬТЕРНАТИВЫ НЕТ

Отвечать на все остальные критические замечания и безапелляционные сентенции автора данной статьи едва ли целесообразно. В одних случаях это будет похоже на схоластический спор по стратегическим терминам и формулировкам. В других - просто окажется, что мы мыслим в не имеющих точек соприкосновения плоскостях. Ну не видит мой оппонент никаких парадоксов и угроз в модели ядерного сдерживания - и ладно. Если для него все ясно и просто, то ему можно только позавидовать.

Ограничусь лишь общими заключительными тезисами. Во-первых, я уверен, что в настоящее время ядерному сдерживанию нет альтернативы в качестве одной из главных опор военной безопасности России и ее мирового статуса. Во-вторых, считаю, что нынешний военный и дипломатический курс США, а также военно-стратегическая политика России ослабляют стабильность сдерживания даже в двустороннем разрезе. И в третьих, ядерное сдерживание, худо или бедно помогавшее избежать глобальной катастрофы в годы двустороннего противостояния, в обозримом будущем будет все менее надежной основой российской и международной безопасности.

Нельзя надеяться, что расширяющаяся ядерная многополюсность окажется хоть относительно столь же стабильной, как и прошлая ядерная биполярность - как в плане гарантии от первого удара, так и в качестве основы соглашений по ограничению ядерных вооружений. Нет никакой уверенности в том, что новые ядерные державы проявят такую же ответственность, как и прежние, в обеспечении охраны своего ЯО, предотвращении его несанкционированного применения. Что они будут так же дорожить своим населением и экономикой, избегая риска ядерного конфликта.

И уж точно, что ядерное сдерживание бессильно против ядерного терроризма. Целью террористов является не защита от США, России и других великих держав, а нападение с целью разрушения современной передовой цивилизации. У него нет территории, населения, промышленности, по которым можно было бы нанести удар возмездия.

Отсюда вытекает еще один парадокс, который кому-то опять может быть непонятен, а потому покажется надуманным. Насколько ядерное сдерживание безальтернативно в текущей и среднесрочной перспективе, - настолько в долгосрочном плане безальтернативным является поиск и строительство принципиально иной конструкции взаимной и всеобщей безопасности. Если, конечно, иметь целью выживание современной европейской цивилизации - неотъемлемой частью, которой являются и США и Россия - перед лицом реальных угроз XXI века, а не химер прошлого столетия.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации