САМУРАЙСКИЕ МАНЕВРЫ

«Независимое военное обозрение» № 48.2004г.

САМУРАЙСКИЕ МАНЕВРЫ

Японские силы самообороны в Ираке на грани применения огня

Владимир Гринюк

Об авторе: Владимир Александрович Гринюк - старший научный сотрудник Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН, в 1980-1984 гг. корреспондент Агентства печати "Новости" в Японии.

Руководство Японии трактует направление служащих сил самообороны в Ирак как вклад в антитеррористическую борьбу. После объявления президентом США Джорджем Бушем 19 марта 2003 г. решения начать военную акцию против Ирака премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми выразил поддержку вооруженным действиям США. Официальные круги Токио объясняли такую позицию беспокойством из-за возможного наличия у Ирака оружия массового поражения, поскольку, если бы ОМП попало в руки третьей страны или террористов, могла бы возникнуть ситуация тотального террора в мировом масштабе.

Руководство Японии решило оказать США в Ираке реальную помощь. Вместе с тем, учитывая мирные положения Конституции, японское правительство искало такую форму участия в операциях США и их союзников в Ираке, которая бы выражалась в реальном присутствии служащих японских сил самообороны в районе операций, но не была бы связана с ведением японскими военными боевых действий. Такой формой стало командирование контингента сил самообороны Японии в Ирак для содействия восстановлению этой страны.

26 июля 2003 г. парламент Японии принял закон об особых мерах по поддержке восстановления Ирака. Согласно ему, силы самообороны направляются в Ирак и должны действовать в сфере гуманитарной помощи и содействия в восстановлении, а также "деятельности по поддержанию безопасности" в форме тыловой поддержки американских и английских войск. Эта деятельность должна осуществляться в тех районах, где боевые операции не ведутся. Срок действия закона - четыре года.

В операциях в Ираке участвуют подразделения сухопутных, морских и воздушных сил самообороны. Корабли морских сил самообороны выполняют задачи по транспортировке гуманитарных грузов и имущества сухопутного контингента сил самообороны. Экипажи транспортных самолетов С-130 из состава первого авиационно-транспортного отряда воздушных сил самообороны осуществляют перевозки гуманитарных грузов, имущества сухопутных сил самообороны и военнослужащих иностранных военных контингентов в Ираке, однако им запрещено транспортировать военных в связи с боевыми действиями.

В связи с принятием Советом Безопасности ООН в июне 2004 г. резолюции 1546, легитимировавшей действия многонациональных сил в Ираке, японское правительство приняло решение о введении японского военного контингента в состав многонациональных сил. С передачей власти в Ираке временному правительству 28 июня 2004 г. персонал сил самообороны, командированный в эту страну, стал частью многонациональных сил. Несмотря на изменение формального статуса контингента сил самообороны в Ираке, он сохраняет самостоятельное, независимое от США командование, не меняются и его ранее определенные задачи.

По мнению экспертов, при всей важности соображений о борьбе с международным терроризмом и о создании в Ираке демократического режима не они были определяющими для руководства Японии при принятии решения о направлении в Ирак служащих сил самообороны. Главная забота официального Токио состояла в том, чтобы не нанести ущерба отношениям с США и оказать главному союзнику максимально возможную помощь. Политики исходили из того, что в условиях ядерной угрозы, якобы исходящей от КНДР, Япония вынуждена полагаться лишь на военную мощь США. По мнению профессора Токийского университета Кан Сюндзюн, после террористических актов в США в сентябре 2001 г. Япония в сфере дипломатии проводит линию полного следования за Вашингтоном, что произошло нарушение сбалансированности внешней политики страны в форме перевешивания и подавления японо-американским договором безопасности - Конституции Японии.

Командирование японских военных в Ирак прямо связано с проблемами Основного закона страны. Девятая статья Конституции фиксирует "отказ от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров" и, кроме того, содержит обещание никогда не создавать "сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны". В свете этого положения в Японии на протяжении долгих послевоенных лет не было общественного консенсуса по поводу конституционности сил самообороны, и об их направлении за рубеж не могло быть и речи.

Однако, считаясь с аргументами о необходимости Японии как одному из влиятельных и мощных государств увеличить международный вклад в установление мира в горячих точках земного шара, японские парламентарии приняли в декабре 1991 г. закон о сотрудничестве с силами ООН по поддержанию мира. Направление японских военнослужащих за рубеж в зоны конфликтов по просьбе ООН было разрешено, но их участие в действиях вооруженных сил ООН по поддержанию мира ограничивалось особыми условиями, в частности, использование оружия японскими военнослужащими сводилось к минимуму.

На основании указанного закона в 1992 г. во Временную администрацию Кампучии, учрежденную ООН (UNTAC), вместе с японским гражданским персоналом был направлен инженерный батальон сил самообороны. После этого Япония направляла служащих сил самообороны в Мозамбик, Сальвадор, на Голанские высоты и в Восточный Тимор. В связи с военными действиями США и их союзников в Афганистане против талибов Япония в ноябре 2001 г. направила в район Персидского залива около 1,5 тысячи военнослужащих, корабли и самолеты сил самообороны для выполнения задач по обеспечению действий вооруженных сил США и Великобритании, по проведению поисково-спасательных операций и оказанию помощи перемещенным лицам. Таким образом, процесс расширения деятельности сил самообороны за рубежом был начат более десятилетия назад. Особенность нынешней заграничной командировки служащих сил самообороны заключается в том, что они впервые в послевоенной истории действуют в зоне боевых действий.

Чтобы оправдать пребывание и деятельность персонала сил самообороны в Ираке, правительство Японии отходит от применявшейся до недавнего времени трактовки Конституции. Согласно традиционной интерпретации ее 9-й статьи, за Японией признается право только на применение "реальной мощи", "минимально необходимой для самообороны". Что касается права на коллективную самооборону, то Япония им обладает, но не может его использовать, поскольку реальное применение права на коллективную самооборону выходило бы за рамки "минимально необходимого для самообороны". Если дословно следовать этой трактовке, то нынешняя деятельность сил самообороны в Ираке недопустима, поскольку она включает тыловую поддержку войск США и других стран (в законе 2003 г. эта деятельность обозначена как "поддержание безопасности") и никак не связана с самообороной Японии.

Японское правительство пытается разрешить это противоречие, используя категории "районы военных действий" и "районы, в которых военные действия не ведутся". Логика правительства сводится к тому, что персонал сил самообороны размещается в "районах, в которых военные действия не ведутся", следовательно, не возникает проблемы противоречия Конституции. Однако в Ираке в столкновениях с силами сопротивления гибнут военнослужащие США и их союзников. Потерь среди японских военных до сих пор не было, но с апреля по октябрь 2004 г. местность рядом с расположением японского контингента неоднократно подвергалась минометному обстрелу, а 31 октября выпущенный иракскими боевиками реактивный снаряд попал в металлический контейнер в жилой зоне подразделения. Этот последний случай можно расценивать как предупреждение и угрозу со стороны террористов, так как снаряд не имел взрывателя. Иракские боевики рассматривают японский контингент на территории своей страны как часть противостоящих им оккупационных войск, и именно с этим связаны захваты японских заложников.

Несмотря на чисто мирный характер той работы, которую сегодня выполняют японские военные в иракской провинции Мусанна, сами они не дают поводов для сомнений в своем профессионализме как военных. В подразделении сухопутных сил самообороны ведутся регулярные занятия по стрелковой подготовке. При построении личного состава, при размещении палаток на территории подразделения неукоснительно выдерживается правило "прямых линий и правильных углов". Как с удовлетворением отмечал командир первой смены контингента сухопутных сил полковник Коитиро Бансе, японский отряд был признан лучшим из представленных в Ираке подразделений 38 стран в плане дисциплины и порядка. Командование исходит из того, что дисциплинированные военные вызывают уважение, а неукоснительный порядок, говоря о высоких волевых качествах персонала, оказывает сдерживающее воздействие на потенциального противника.

В расположение японского контингента в Ираке откомандирован офицер из Исследовательского штаба сил самообороны, он систематично собирает информацию, которая может оказаться полезной для будущих операций: данные о воздействии жары и недостатка влаги на физическое и психологическое состояние личного состава, об особенностях эксплуатации техники и ухода за оружием в условиях высоких температур и насыщенности воздуха песчаной пылью.

В прессе поднимается вопрос о психологической подготовке личного состава сил самообороны к боевым действиям, о воспитании у них готовности в случае необходимости "отдать жизнь за свое государство". Специалисты отмечают, что в результате широкого распространения в Японии в послевоенные годы пацифистских настроений японцы относятся к силам самообороны как к "пасынку" и молодое поколение не допускает и мысли о "смерти за свое государство". В этой связи командируемые в Ирак военнослужащие сил самообороны, рискующие погибнуть от рук террористов, испытывают психологический дискомфорт. Некоторые эксперты полагают необходимым решить вопрос об организации государственных похорон для служащих сил самообороны, погибших при исполнении служебного долга, определив для этого мемориальное кладбище наподобие Арлингтонского кладбища в США.

Очевидно, идет постепенное накопление подвижек, готовящее кардинальное качественное изменение характера сил самообороны. Эксперты говорят о вероятном расширении круга задач и географических рамок их применения, о наращивании собственных оборонных усилий Японии и об укреплении ее самостоятельности от США в плане обеспечения своей безопасности.

14 декабря истек срок действия плана командирования персонала сил самообороны в Ирак. Военным столкновениям в этой стране не видно конца, политическая и экономическая обстановка осложняется. Безопасность в провинции Мусанна, где размещен японский персонал, сегодня обеспечивает военное формирование из Нидерландов, насчитывающее 1300 человек, однако в марте будущего года голландские военные намерены завершить свою миссию и покинуть Ирак. В этих условиях усиливается опасность для японских военных оказаться вовлеченными в прямые вооруженные столкновения с иракскими боевиками. В силу этого более 60% японцев выступают за вывод японского военного персонала из Ирака. Однако правительство Коидзуми, идя навстречу США, 9 декабря приняло решение продлить командировку персонала сил самообороны в Ирак до декабря будущего года. По-видимому, японское руководство намерено продолжать линию на неспешное создание "обычных", не связанных ограничениями вооруженных сил. И прикрывать эту линию сложным маневром: с одной стороны, демонстрировать США союзническую лояльность, указывая на участие Японии в военной операции в Ираке, с другой - уверять общественность своей страны, что японские военные всего лишь помогают жителям иракской провинции Мусанна налаживать свою жизнь.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации