РЕОРГАНИЗАЦИЯ РЕОРГАНИЗАЦИИ РОЗНЬ

«Независимое военное обозрение» № 25. 2004г.

РЕОРГАНИЗАЦИЯ РЕОРГАНИЗАЦИИ РОЗНЬ

Целесообразно объединить войсковую ПВО с объектовой, но при этом воздержаться от слияния ПВО и ПРО

Юрий Сизов, Александр Скоков

Об авторе: Юрий Георгиевич Сизов - полковник в отставке, заместитель главного редактора журнала "Вооружения. Политика. Конверсия", доктор технических наук, профессор, академик Российской академии ракетно-артиллерийских наук, в прошлом - начальник управления вооружения войсковой ПВО 3 ЦНИИ МО РФ.

Александр Леонидович Скоков - полковник, кандидат технических наук, доцент, начальник отдела 3 ЦНИИ МО РФ.

Существование двух систем ПВО (страны и войск) не под силу сегодняшней России, да и не имеет смысла. Нужна единая система, и она уже начинает создаваться с учетом положительного опыта, накопленного войсковой ПВО. Однако Иван Ерохин в своей статье "Реорганизационный развал" ("НВО" №19, 2004 г.) считает это большой ошибкой. Он утверждает, что системы войсковой ПВО не существует, а имеется совокупность отдельных зенитных средств самообороны (зенитных бригад, полков, дивизионов, батарей, взводов). По его мнению, вся система войсковой ПВО представляет собой набор отдельных зенитных комплексов "обособленного применения, только организационно объединенных".

Практически почти вся статья посвящена попытке доказать, что войсковой ПВО как системы не существует. Это утверждение повторяется несколько раз, меняются только слова, с помощью которых это декларируется. Автор даже ссылается на опыт Великой Отечественной войны, хотя с тех пор прошло более 60 лет, в течение которых кардинально изменились средства воздушного нападения, средства ПВО и принципы их боевого применения.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

В результате исторического развития Вооруженных сил СССР возникли две самостоятельные системы ПВО, каждая из которых имела свои достоинства и недостатки. Они стали развиваться параллельно, и это вызывало беспокойство руководства ВПК и Минобороны. Поэтому при разработке второго поколения вооружения ПВО была принята попытка его унификации. Особенно ярко это проявилось при задании разработки ЗРС С-300 как унифицированной для разных видов ВС. Войсковая ПВО настаивала на размещении боевых средств на гусеничных самоходах, а Войска ПВО - на колесных и частично даже на буксируемых прицепах. В связи с этим было решено иметь две модификации ЗРС С-300П и С-300В, третья модификация создавалась для ВМФ - С-300Ф. Однако как единая разработка ЗРС С-300 продолжалась недолго, поскольку кооперации разработчиков для С-300П и С-300В оказались почти полностью различными: С-300П создавалась как противосамолетная система, а С-300В - для борьбы с аэродинамическими целями (самолеты, крылатые ракеты) и оперативно-тактическими и тактическими баллистическими ракетами. Так были созданы две различные ЗРС С-300П и С-300В.

Одновременно разрабатывалось для войсковой ПВО и другое вооружение: зенитные ракетные комплексы "Бук" (на замену ЗРК "Куб"), "Тор" (на замену ЗРК "Оса"), "Китобой" (на замену ЗРК "Стрела-1"), "Игла" (на замену ЗРК "Стрела-2(3)"), зенитный ракетно-пушечный комплекс (ЗРПК) "Тунгуска" (на замену "Шилке"), радиолокационные станции обнаружения воздушных целей "Обзор-3", "Купол", "Имбирь", "Небо-СВ" (на замену РЛС П-40, П-15(19), ПРВ-9, П-18). Для замены средств автоматизированного управления первого поколения были созданы новые комплексы средств автоматизации (КСА): "Поляна Д1", "Поляна Д4", ПОРИ-П1, ПОРИ-П2, "Овод МСВ", затем "Ранжир". При разработке РЛС обнаружения средних и больших высот сохранился прежний принцип их использования как в составе зенитных ракетных, так и радиотехнических формирований. Такая же политика проводится в отношении РЛС, идущих на замену указанным. А в Войсках ПВО для зенитных ракетных войск (ЗРВ) и для радиотехнических войск (РТВ) разрабатывались разные РЛС обнаружения, что привело к неоправданно большому типажу радиолокационного вооружения Войск ПВО.

В период создания зенитного вооружения второго поколения в ВС были проведены некоторые организационные мероприятия. В 1980 г. было принято решение о переводе командования и штаба войсковой ПВО в состав Войск ПВО. Идея объединения под единым руководством всех сил ПВО сама по себе неплоха. Тем не менее заказчики вооружения остались прежние: для Войск ПВО - ГУВ ПВО, для войсковой ПВО - ГРАУ МО. Арсеналы и базы оружия оставались также в различных ведомствах. Еще хуже получилось с административным подчинением войсковых формирований ПВО в СВ. В ряде случаев командиры в СВ стали считать эти формирования чужими и перекладывать на них большую часть хозяйственных и других непрофильных работ. В результате страдала боевая подготовка в формированиях войсковой ПВО.

С другой стороны, командование войсковой ПВО так и осталось чужеродным телом в составе руководства Войск ПВО. Командующий войсковой ПВО только номинально числился первым заместителем Главкома Войсками ПВО. Были осуществлены и переподчинения некоторых формирований Войск ПВО командованию военных округов, на территории которых они находились. Все эти несоответствия привели к тому, что в 1986 г. все вернулось "на круги свои" и руководство войсковой ПВО было возвращено в состав СВ.

Справедливости ради необходимо отметить и некоторые положительные моменты объединения ПВО в 1980-1986 гг. Прежде всего были разрушены ведомственные барьеры и облегчился обмен информацией и техническими решениями. В результате претерпели изменения ряд концептуальных взглядов руководства и основных разработчиков вооружения Войск ПВО. Ими была осознана необходимость повышения мобильности вооружения. Существенно изменился облик ЗРС С-300П, все боевые средства стали самоходными, система стала не только противосамолетной, но и противоракетной. Была задана модификация ЗРК "Бук" для Войск ПВО, боевые средства комплекса стали переводиться на колесные самоходы, но эта работа не была доведена до конца. Войска ПВО заказали разработчикам ЗРПК "Тунгуска" аналогичный комплекс "Панцирь".

СОКРАЩЕНЫ И РАЗОБЩЕНЫ

В процессе разработки вооружения ПВО второго поколения произошло еще большее оформление двух систем ПВО, что никак не хочет признавать Иван Ерохин. Однако в течение последнего десятилетия ХХ века, как пишет бывший командующий войсками РКО Вольтер Красковский ("НВО" # 26, 2003 г.), значительно сократились силы и средства Войск ПВО и практически прекратились поставки нового вооружения. "Состав ЗРВ сократился по полкам в 4 раза, по дивизионам в 5,8 раза, по численности личного состава в 6,8 раза. Это привело к снижению боевых возможностей в 2,65 раза… РТВ сокращены по частям в 3 раза, по подразделениям в 4,5 раза".

Сходная ситуация наблюдается и в войсковой ПВО. Боевые возможности сил ПВО в ВВС и СВ в настоящее время примерно одинаковы. Так стоит ли сегодня так яростно возражать против объединения двух систем ПВО - войсковой ПВО и ЗРВ, РТВ из состава ПВО ВВС. Ведь такое объединение позволит собрать под единое командование все имеющиеся формирования войсковой ПВО, ЗРВ и РТВ, оснащенные ВВТ последнего поколения и в угрожаемый период при необходимости сформировать на направлениях ожидаемых ударов СВН высокоэффективную смешанную группировку, способную успешно бороться с современным воздушным противником. Конечно, будет переходный период, в течение которого системы должны научиться лучше взаимодействовать, но уже сделаны определенные шаги навстречу друг другу, в том числе в информационном плане и в осознании необходимости высокой мобильности средств ПВО. Заметное повышение мобильности ЗРС С-300П в процессе модернизации подтверждает это. Сегодня модернизированные зенитные ракетные системы типа С-300П и С-300В сравнялись по времени свертывания-развертывания.

По-видимому, Иван Ерохин отстаивает право на стационарные огневые позиции ЗРК. Он утверждает, что поскольку защищаемые Войсками ПВО объекты стационарны, то боевые средства ПВО могут развертываться в заранее известных местах, "на боевых позициях, с которых они и будут решать боевые задачи". Но эти позиции будут известны не только нам, но и противнику. Поэтому группировка, размещаемая на этих позициях будет жить только до первого удара. Опыт последних военных конфликтов показал, что система ПВО должна быть скрытной до начала боевых действий и мобильной, т.е. средства ПВО должны быстро развертываться на боевой позиции (в пределах пяти минут с учетом приведения в боевую готовность), а по окончании боевого эпизода быстро свертываться и менять позицию.

РАДИЛОКАЦИОННОЕ ПОЛЕ НАД РОССИЕЙ

Неотъемлемой и важной составной частью системы ПВО является система разведки воздушного противника (СРВП), взгляды на построение которой в последнее время претерпели существенные изменения. По существу, сегодня речь идет о создании единого автоматизированного радиолокационного поля над территорией России.

При рассмотрении вопроса построения перспективной системы разведки воздушного противника необходимо учитывать существующие реалии. Уже давно не существует сплошного радиолокационного поля над территорией России, даже на высоте 1 тыс. м. А на малых высотах его никогда не удавалось создать, хотя в годы расцвета войск ПВО предлагались самые фантастические проекты. Можно вспомнить предложения о создании РЛС со стационарными вышками, на которых должны устанавливаться антенные системы. Такими средствами предлагалось "утыкать" всю европейскую территорию СССР. Для реализации этого предложения нужно было израсходовать весь огромный военный бюджет того времени. Тем не менее что-то нужно делать, ибо при существующих объемах поставки в войска новых образцов радиолокационного вооружения и исчерпании ресурсов, находящихся в войсках РЛС, размеры радиолокационного поля интенсивно сокращаются.

В то же время уже сегодня существует автономное радиолокационное поле Минтранса РФ, которое перекрывает значительную часть территории России. Это поле создается с помощью РЛС управления воздушным движением (УВД), которые не защищены от преднамеренных помех (что и не требуется в мирное время), но являются достаточно простыми, дешевыми в эксплуатации, надежными и имеют относительно низкую стоимость.

Поэтому представляются весьма разумными следующие направления поддержания и дальнейшего совершенствования радиолокационного поля России, утвержденные руководством МО РФ:

1. Радиолокационное поле мирного времени на средних и больших высотах (СБВ) целесообразно создавать на основе взаимодополняющих друг друга радиолокационных средств УВД и дежурных РЛ средств Минобороны.

2. В угрожаемый период радиолокационное поле мирного времени должно наращиваться и усиливаться РЛС боевого режима, имеющими более высокую эффективность обнаружения различных классов СВН, в том числе выполненных по технологии "Стелс", и обладающими огневой и помеховой устойчивостью к воздействию систем высокоточного оружия и радиоэлектронного подавления.

3. На ожидаемом направлении удара СВН противника в угрожаемый период должны создаваться смешанная группировка ПВО, включающая мобильные зенитные ракетные и радиотехнические формирования войсковой ПВО, ПВО ВВС и ПВО ВМФ. Боевое радиолокационное поле в этом случае будет создаваться РЛС боевого режима из состава зенитных ракетных и радиотехнических формирований. Дежурное низковысотное поле на направлениях ожидаемых ударов СВН должно создаваться группировкой наземных маловысотных РЛС дежурного режима. Его наращивание и усиление должно осуществляться с помощью авиационных комплексов радиолокационного дозора и наведения (АК РЛДН). РЛС, размещаемые на воздушных носителях, имеют ряд преимуществ перед наземными средствами. Так, например, система разведки построенная на последовательно расположенных наземных мобильных РЛС обладает располагаемым временем управления до 3-5 минут (при работе по целям, летящим на высотах 100-300 м, со скоростью 250 м/с над слабопересеченной лесной местностью Западноевропейского ТВД). Время наблюдения такой цели АК РЛДН в 15-20 раз больше. При этом АК РЛДН обеспечивает доведение РЛ информации до потребителей на удалениях до 200-400 км без использования ретрансляторов, что характерно для наземной системы разведки.

Указанные направления развития радиолокационного поля отвечают в принципе взглядам войсковой ПВО, согласно которым до начала ведения боевых действий (до налета СВН), радиолокационное поле создается станциями дежурного режима. Этим обеспечивается скрытность группировки ПВО до начала боевых действий и экономия ресурса станций боевого режима.

Кроме того, в целях экономии средств боевого режима на радиолокационных постах радиотехнических формирований войсковой ПВО используются РЛС обнаружения, полностью унифицированные с РЛС обнаружения зенитных ракетных систем и комплексов. Это позволяет сохранить уже минимизированную номенклатуру РЛС и в условиях сегодняшнего дефицита средств оборонного бюджета создает хорошие предпосылки для производства и поставки станций в войска.

Таким образом, представляется рациональным и перспективным создание отдельного рода войск - войск ПВО РФ, включающего войсковую ПВО и объектовую ПВО - ЗРВ, РТВ из состава ВВС. Существующие комплексы средств автоматизации (КСА) КП (ПУ) войсковой ПВО в настоящее время уже обеспечивают информационно-техническую совместимость с существующими и разрабатываемыми КП (ПУ) ПВО ВВС, ВВС, ПВО ВМФ. В перспективе разновидовые КП (ПУ) будут оснащаться унифицированными КСА, что в принципе решает проблему создания единой АСУ войсками и оружием ПВО РФ. При такой организации наземной компоненты ПВО весьма просто решается вопрос определения единого заказчика ВВТ для войск ПВО РФ.

Создание войск ПВО РФ создает хорошие предпосылки для решения следующих проблем:

- существенного сокращения типажа вооружения ПВО (предпринимаемые до сих пор такого рода попытки при существующих структурах ПВО не дали практических результатов);

- уменьшения финансовых затрат на разработку и производство ВВТ;

- повышения уровня унификации и серийности производимого ВВТ;

- повышения эксплуатационных характеристик и ремонтопригодности;

- упрощения подготовки личного состава расчетов ВВТ при сокращении финансовых затрат.

РАСПЫЛЕНИЕ СРЕДСТВ НА ВКО

Теперь кратко рассмотрим вопросы космической обороны, поскольку сейчас активно обсуждаются возможности создания единой системы воздушно-космической обороны. До настоящего времени такой единой системы не существует ни в одном государстве, не было ее и в Советском Союзе. Тогда в состав Войск ПВО входили отдельные системы противосамолетной обороны (ПСО) и ПРО. Последняя была создана для защиты от ударов баллистических ракет (в основном межконтинентальных) Москвы и Центрального промышленного района. Она состоит из трех систем: предупреждения о ракетном нападении (СПРН), комплексов ПРО и системы контроля космического пространства (ККП). Система ПРО технически и информационно практически не связана с системой ПСО. В 70-80-х годах прошлого столетия в Западной Европе были развернуты формирования баллистических ракет средней дальности (БРСД) "Першинг-2". Тогда вдруг оказалось, что Войска ПВО не могут защитить от ударов таких ракет. Система ПСО вообще не была рассчитана на борьбу с баллистическими ракетами, а система ПРО оказалась далеко не всегда эффективной при борьбе с БРСД "Першинг-2". Во-первых, подлетное время этих ракет оказалось настолько малым, что противоракеты системы ПРО, получая информацию от СПРН через свои командные пункты, не успевали поражать БРСД. Во-вторых, если ракеты "Першинг-2" запускались по настильной траектории, то они во многих случаях не обнаруживались СПРН. Единственным средством, способным обнаруживать и поражать ракеты "Першинг-2", в 80-х годах оказалась система С-300В, которая имела свои РЛС, способные обнаруживать такие цели на нисходящем участке траектории, и ЗУР, которые могли наводиться и поражать боеголовки ОТБР. Целеуказание, получаемое от других источников запаздывало, и единственным способом управления зенитной системой С-300В в такой ситуации были разрешение или запрет на пуск ЗУР по докладам от КП самой ЗРС.

Это к истории вопроса. Сегодня предлагается создание единой системы воздушно-космической обороны (ВКО). Однако технических средств для этого нет. В статье Эдуарда Алексеева ("НВО" # 23, 2003 г.) убедительно показано, что предлагаемая концепция ВКО нуждается в существенных доработках. Она ориентирована на применение принципиально нового класса оружия - гиперзвуковых летательных аппаратов (ГЗЛА). Последних сегодня еще нет, в них предполагается использование водородной технологии, которая к настоящему времени не доведена до стадии промышленной реализации. Потребуется не менее 15 лет.

Если Россия будет сейчас создавать единую ВКО, она будет нацелена прежде всего против сил НАТО, которые вряд ли будут стремиться уничтожить нашу страну ядерным и термоядерным оружием.

Строить систему воздушно-космической обороны против США и НАТО - занятие крайне затратное. Вряд ли нужно устраивать очередную гонку вооружений, тем более что в последнее время мы научились жить предсказуемо.

Поэтому еще раз хотелось бы подчеркнуть, что сейчас нужно создавать единую наземную компоненту ПВО - войска ПВО РФ. Эта задача крайне актуальна и уже давно требует решения. Вместо разработки единой ПВО-ПРО целесообразно сосредоточить усилия на создании единой автоматической системы управления Вооруженных сил России, которая в будущем позволит решать многие сложные задачи военного строительства, организовывать действия разнородных и разновидовых сил и средств по единому замыслу, в том числе по обеспечению военной безопасности России.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации