ХОСЕ ОКАМПО, ОН ЖЕ...

«Независимое военное обозрение», 06.06.2003 г.

ХОСЕ ОКАМПО, ОН ЖЕ...

Пиренейский дебют советского суперагента

Нил Никандров

Многие страницы жизни Иосифа Григулевича до сих пор скрыты завесой секретности. Однако, анализируя его подлинную роль в секретных операциях в США, странах Латинской Америки и Западной Европы, можно с уверенностью сказать, что он никогда не был платным наемником на службе "сталинского режима". Борьба за построение общества социальной справедливости, равенства и братства - вот что вдохновляло Иосифа. Он искренне верил в коммунизм, в пролетарский интернационализм, в превосходство социалистического строя над капиталистическим. Именно поэтому в августе 1936 г. Иосиф решил ехать добровольцем в Испанию. Генерал Франко поднял фашистский мятеж против правительства Народного фронта, республика отчаянно нуждалась в помощи…

АДЪЮТАНТ ПО МЕЖДУНАРОДНЫМ ПОРУЧЕНИЯМ

"Трудно описать ту радость, которую я испытал, ступив на испанскую землю", - напишет через много лет Григулевич. Он рвался в бой. Однако в Мадриде его ожидал совершенно иной поворот событий. Все предрешило знание языков. "К этому времени я, - рассказывал Григулевич, - помимо литовского, говорил свободно на испанском, французском, немецком, польском. А по-русски у нас общались в семье, русский всегда был для меня главным языком".

А потому Викторио Кодовилья, один из руководителей Аргентинской компартии, который с первых дней гражданской войны находился в Испании, тут же определил: "Просишься на фронт? Похвально. Но в Мадриде тоже фронт! К нам приехали советские военные специалисты. Кроме этого, создаются интернациональные бригады. Позарез нужны люди, знающие языки, в особенности русский. Мы тебя направим в распоряжение командования 5-го полка. Только, компаньеро, советую тебе сменить фамилию". Так он стал Хосе Окампо.

В то время 5-й полк скорее напоминал небольшую армию - 20 тыс. бойцов! - и являлся основной ударной силой республиканцев в окрестностях Мадрида. Но в окопы Иосиф так и не попал. Он стал "адъютантом по международным поручениям" у политкомиссара Карлоса Контрераса. На самом деле комиссара звали Витторио Видали, он был итальянцем, кадровым сотрудником Коминтерна, человеком с завидным опытом антифашистской борьбы. В списках ОВРА - тайной полиции Муссолини - Видали значился в первой десятке лиц, подлежащих розыску и ликвидации.

Адъютантский "хлеб" Иосифа оказался нелегким. С Контрерасом стремились пообщаться члены всех делегаций и все журналисты, приезжавшие в Испанию. Он был своего рода символом героической обороны Мадрида. Приходилось встречать гостей, отвечать за их размещение, переводить, если это требовалось, а то и сопровождать на передовую.

Вскоре Григулевич получил повышение, перейдя на такую же должность при начальнике штаба армии Мадридского фронта генерале Висенте Рохасе. Но и там не задержался. По просьбе советского посла Розенберга его направили на работу в советское полпредство. Именно там Окампо попал в поле зрения аппарата НКВД, который возглавлял Александр Орлов (подлинное имя - Лев Фельбин), подписывавший свои сообщения в Центр псевдонимом Швед. Опытный разведчик, Орлов каждый день твердил своим подчиненным: "Ищите надежных людей, без них мы в Испании ничего не сможем".

"ЗАЧИСТКА" РЕСПУБЛИКАНСКОГО ТЫЛА

Кто же стал "крестным" Иосифа в разведке? Скорее всего, заместитель Орлова - Наум Белкин. С сентября 1936 г. по август 1938 г. он работал в Испании, оказывая республиканцам помощь в организации борьбы с франкистской агентурой.

Белкин вытащил Иосифа из посольской рутины, чтобы после "краткого учебного курса молодого бойца невидимого фронта" на явочной квартире резидентуры НКВД в Мадриде пристроить его в Генеральное управление безопасности республики, или, как говорили для краткости, Сегуридад. К этому времени Григулевич уже имел свой оперативный псевдоним - Юзик.

Сам Иосиф не раз рассказывал о подчиненной ему группе "отчаянных парней из социалистической молодежной организации", с которыми выполнял особые поручения Сегуридад (и попутно - представительства НКВД). Парней в спецотряд помогал подбирать верный друг Армандо Кантони, который по партийной путевке прибыл в Испанию из Аргентины вслед за Григулевичем. Нанесение превентивных ударов по террористическим ячейкам фалангистов было обычным делом. Каждая такая акция сопровождалась огромным риском.

В качестве сотрудника Сегуридад Григулевич регулярно привлекался к операциям по "недружественным дипломатическим представительствам". Послы ряда стран, возглавляемые дуайеном - посланником Чили Аурелио Нуньесом Моргадо, потребовали от правительства Кабальеро признания экстерриториальности значительного числа зданий и помещений, в которых, по утверждению дипломатов, можно было обеспечить безопасность многочисленных подданных Чили, Перу, Финляндии, Аргентины и других государств, а также "преследуемых режимом испанцев".

В первых числах декабря 1936 г. специальный отряд Сегуридад ворвался в "экстерриториальные" дома посольства Финляндии. Григулевич принимал участие в этой операции. Было задержано 2000 человек, более половины из них - мужчины призывного возраста. Часть этого потенциального контингента "пятой колонны" имела в прошлом отношение к вооруженным силам и специальным службам. Сотрудники Сегуридад обнаружили у финнов тайники с огнестрельным оружием, мастерскую по изготовлению ручных гранат и бомб.

МЯТЕЖ В БАРСЕЛОНЕ

Важным эпизодом своей жизни в Испании Григулевич считал участие в подавлении мятежа в Барселоне в мае 1937 г., который подняли анархисты и троцкисты. В Каталонии действовала враждебная коммунистам политическая организация под названием "Рабочая партия марксистского единства" (ПОУМ), располагавшая пусть и небольшими, но своими вооруженными силами и службой безопасности - checa. Возглавлял ПОУМ Андрес Нин, в прошлом - активный соратник Троцкого. В самый тяжелый для республики момент, когда ее судьба зависела от сплоченности всех защитников, анархистские и троцкистские вожаки сняли свои части с фронта, ввели их в Барселону и 2 мая попытались захватить власть. В городе вспыхнули бои. 3 мая Григулевич в составе боевой группы прибыл в советское консульство в Барселоне. Перед ним была поставлена сложная задача: арестовать руководителей мятежа и командиров частей, вышедших из подчинения.

Мятеж подавили за два дня. Потери с обеих сторон достигли трех тысяч человек.

В позднейшей интерпретации тех событий Григулевич не только преуменьшил опасность задания, но и изобразил его в комических красках: "Мне сказали, что я должен арестовать трех людей из Федерации анархистов Иберика. Поехал по указанному адресу, и что застаю там? Андалузцев с налитыми кровью глазами, которые предложили мне угоститься… водкой, русской икрой и борщом. И… говорят по-русски, жутко матерятся… Ничего не понимаю! Вы думаете, кем они оказались? В 1922 г. был убит председатель Совета министров Испании. Так вот, это они бросили в него бомбу! Затем уехали в Париж, а в 1926-м - в Москву. Вернулись на родину в 1931 г. В СССР они женились на русских и украинках, которые работали подавальщицами в столовых. И единственное, чему те смогли научить своих мужей, - это пить водку, есть борщ, ругаться матом и плохо говорить по-русски... Итак, я выкладываю на стол пистолет и говорю: "Собирайтесь в дальнюю дорогу". "В какую дорогу?" "К сожалению, должен вас арестовать".

В первой половине июня 1937 г. республиканские органы безопасности нанесли окончательный удар по Рабочей партии марксистского единства. Около сорока руководителей ПОУМ, включая лидера - Андреса Нина, были арестованы, вооруженные отряды партии и checa распущены, а штаб-квартира в барселонском отеле "Фалькон" перешла в распоряжение республиканских военных. В аресте Нина и последующих событиях, связанных с ним, принимал участие Григулевич. Эта операция проходила в переписке НКВД под кодовым названием "Николай".

ОПЕРАЦИЯ "НИКОЛАЙ"

После падения республики франкистский режим провел тщательное расследование по "делу Нина". В числе свидетелей был, в частности, допрошен бывший агент республиканской полиции Хавьер Хименес Мартин. По его рассказу, в аресте Нина принимала участие группа Сегуридад, в которую, помимо простых агентов, входили "начальники" - Хосе (!), Валенти, Росель. "Начальники" получили соответствующие инструкции вначале в Генеральном комиссариате в Мадриде, затем - в отеле "Гэйлорд", где базировался "аппарат Орлова".

Франкистские следователи настойчиво разыскивали "пособников НКВД". Подлинное имя "Хосе Окампо" им установить не удалось, но в в увесистом томе под названием "Репрессивный аппарат Республики", изданном в 1945 г., есть такие строки: "В течение 1937 года деятельность марксистской полиции в Мадриде направляло представительство ГПУ. В него входили "товарищи" "Кото", "Панчо" и "Лео", которых сопровождали женщины-переводчицы и некий тип, который называл себя Хосе Окампо..."

Стараниями Шведа лидеров ПОУМ представили "активными участниками" реально разоблаченной шпионской резидентуры, в которой насчитывалось до 200 членов. Организация работала конспиративно и имела связи в различных государственных учреждениях республики. Орлов привлек Юзика к подготовке компрометирующих Нина материалов. Именно Григулевич вписал "симпатическими чернилами" в подлинные документы, захваченные у заговорщиков, шифрованное "послание Генералиссимусу", заранее подготовленное Шведом. Шифр военной разведки Франко был известен Управлению безопасности и представительству НКВД благодаря Альберто Кастилья, агенту республиканцев в этой шпионской организации. Проверка на тайнопись - обязательная в контрразведке процедура - выявила "послание", "разоблачающее" руководство ПОУМ и лично Нина.

После ареста (16 июня) лидеров ПОУМ перевезли из Каталонии в Мадрид. Здесь с 18 по 21 июня республиканские следователи подвергли арестованных троцкистов многочасовым допросам, в ходе которых так и не сумели добиться признательных показаний. И это, наверное, предрешило судьбу Нина. Оставить его в живых означало бы для Орлова катастрофу: под удар была бы поставлена не только сама операция "Николай", но и вся работа представительства НКВД в Испании.

22 июня "группа лиц в военной форме" проникла в тщательно охраняемую тюрьму в мадридском пригороде Алкала де Энарес и вывезла Андреса Нина. По Мадриду поползли слухи о том, что его похитили и, вероятно, ликвидировали немецкие интербригадовцы.

В опубликованных материалах переписки испанской резидентуры НКВД в Испании с Центром фигурирует оперативное письмо Орлова, которое он направил в Москву сразу же после завершения операции "Николай":

"Об участниках дела. Основные участники это - 1) Л. и 2) А.Ф. И.М. был самым косвенным пособником. Когда он приносил кушать в арестное помещение и ему открыли ворота, наши люди прошли во двор… Полтавский должен был вам сообщить из Парижа о выезде к вам последнего участника операции - Юзика… Его значком полицейского мы избавлялись от слишком внимательного осмотра машин со стороны дорожных патрулей, когда вывозили груз".

"Груз" - это Андрес Нин. "Основные участники" - испанцы Л. и А.Ф., которые физически устранили лидера ПОУМ. Их полные имена, как отмечено в телефильме Каталонского телевидения, посвященного операции "Николай", КГБ, предавая гласности документы, отказался раскрыть. Испанцы оттащили бездыханный "груз" в поле, выкопали яму (Швед заставил рыть глубже, чем для обычных могил), и Андрес Нин навсегда исчез.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации