ПОГРАНСЛУЖБА УМЕРЛА. ДА ЗДРАВСТВУЕТ СПЕЦСЛУЖБА

«Независимое военное обозрение», 11.07.2003 г.

ПОГРАНСЛУЖБА УМЕРЛА. ДА ЗДРАВСТВУЕТ СПЕЦСЛУЖБА

На Лубянке все еще решают, что делать с бывшей ФПС

Игорь Плугатарев

ПРИМЕРНО две недели тому назад тихо и скромно перестала существовать Федеральная пограничная служба, упраздненная как самостоятельное ведомство президентом Владимиром Путиным еще 11 марта. Мало кто это заметил. Лишь одна из прокремлевских газет поместила интервью первого заместителя директора ФСБ - руководителя Погранслужбы ФСБ (так теперь называется почившая ФПС) Владимира Проничева, который сделал "программное" заявление о том, что подчиненная ему структура будет трансформирована из войсковой организации в спецслужбу.

"ФИЛИАЛ" ФСБ

Кстати, с этим интервью Проничев впервые "прорезался" после нескольких месяцев молчания: ведь в тот же день глава государства назначил его главой пограничного "филиала" при ФСБ. А смысл преобразования ПС, поведал первый зам Николая Патрушева, заключается в "формировании в ФСБ России системы пограничных органов, в подчинении которых будут, в том числе и войсковые подразделения, т.е. пограничные войска". Планируется также полностью перейти на профессиональную основу, постепенно сокращая набор призывников. Впрочем, здесь ничего нового нет - об этом говорил еще последний директор ФПС генерал армии Константин Тоцкий.

На самом же деле со статусом "нью-ФПС" и ее окончательным новым названием в структуре ФСБ окончательно пока не определились. Просто Проничев должен был что-то сказать "по поводу", и он сказал. Неясно и то, какие конкретные перемены ждут 170-тысячный отряд "зеленых фуражек", охраняющих 62 тыс. км российских границ. По данным источников "НВО" из самого упраздненного ведомства, "до сентября-октября ничего существенного происходить не будет, а там, видимо, начнется…" Какие-то документы для рассмотрения в Государственной Думе уже имеются, но в целом пакет еще не готов, и, когда депутаты его рассмотрят, неизвестно. Не исключено также, что эту "особую папку" придется рассматривать отечественному парламенту уже нового созыва…

Действительно, генералы центрального пограничного аппарата на Лубянке (а ему реформирование грозит в первую очередь) довольно спокойно уезжают в отпуска, не опасаясь по возвращении вернуться на "вдруг" упраздненное место. Хотя на всех них в кадровый орган ФСБ на днях ушли справки, по которым будет производиться предварительная оценка на предмет профпригодности для службы в новом качестве. Да и вообще офицеры главной управленческой структуры упраздненной ФПС не проявляют каких-либо панических настроений.

Между тем для подобного спокойствия оснований мало. Тот же Проничев на недавней встрече с руксоставом, сопровождавшейся вручением наград офицерам, не смог сколько-нибудь внятно объяснить, что же в конечном итоге ждет пограничную структуру, ограничился лишь фразами типа "Приходите, будем советоваться". "Советоваться" к нему надо ходить в другое крыло здания, поскольку новоиспеченный главный пограничник не стал занимать кабинет последнего директора ФПС Тоцкого - это помещение и сейчас пустует. Начальник Главного штаба погранслужбы генерал-полковник Николай Резниченко ходит туда к Проничеву на доклады.

КАК ПРИ ЮРИИ ВЛАДИМИРОВИЧЕ

Вместе с тем "НВО" стало известно, что практически сразу после объявления президентом Путиным решения о реформировании российской погранслужбы сам директор ФСБ Николай Патрушев затребовал данные о штатно-численном составе не только ФПС, но и той структуры погранвойск, которая существовала во времена КГБ. Как известно, именно Конторе подчинялись в свое время "зеленые фуражки" до того самого времени, пока - стараниями генерала Андрея Николаева - не были выделены в 1993 г. в самостоятельное федеральное ведомство (а сам Николаев, напомним, стал первым директором ФПС). По данным источников "НВО", Патрушев намерен привести штаты пограничников к той самой, на его взгляд, "рациональной численности", которая существовала в последние годы Советского Союза.

К слову, она не претерпела больших изменений. В разные годы существования Пограничные войска КГБ СССР (так они тогда именовались) насчитывали от 200 до 220 тыс. человек.

Однако за четыре года, пока у руководства ФПС стоял Николаев (ныне председатель комитета Госдумы по обороне), значительно разросся управленческий аппарат: только в главке трудятся 2 тыс. человек. Управленческие подразделения погранвойск, занимавшие ранее в знаменитом здании на Лубянке три этажа, сегодня "оккупировали" целое крыло об десяти этажах. Именно управленческому звену перво-наперво и грозит грядущее реформирование.

Если учесть тот факт, что численность центрального аппарата погранвойск советского периода (с гражданским персоналом) составляла 800 - максимум 900 человек, то можно представить, какие "сюрпризы" ждут в скором времени пограничных управленцев, если Патрушев - разумеется, руками Проничева - начнет осуществлять свой план. Церемониться он вряд ли будет. На Старой площади давно считают, что ФПС "непомерно раздута" и "излишне вооружена". Помнится, еще генерал-полковник Николай Бордюжа, пришедший на смену Николаеву в 1998 г., чутко уловил эти настроения кремлевских радетелей за экономию бюджетных средств и в первый же день своего директорства объявил, что "нам пора сбросить жирок" и "ужаться в соответствии с возможностями государства". Тогда же все это назвали "оптимизацией".

Определенный резон в "сбрасывании жирка" действительно есть. Генералов, которых прежде было раз-два и обчелся, теперь - десятки (в настоящее время их в ФПС, по разным оценкам, порядка 200). Трудно понять, например, необходимость держать в качестве одного из замов аж целого генерал-полковника, причем курирующего всего лишь два второстепенных управления - воспитательной работы и службы войск, в свою очередь, возглавляемые начальниками в чине генерал-лейтенантов. При этом офицеры службы войск занимаются отчасти и тем, что два раз в год устраивают в других управлениях главка так называемые итоговые проверки, на неделю-другую отрывая коллег от исполнения прямых обязанностей, вызывая у них искреннее раздражение. "Воспитатели" же в основном погружены в бюрократическое бумаготворчество. В частности, придумывают и сутками выбивают из региональных управлений различные "статистические" данные, которые, за редким исключением, не имеют никакой жизненной пользы. Бывшие комсомольские функционеры, засевшие здесь, организуют ту рутину, которая была им по душе в достославные советские времена. По три, пять, а то и больше полковников умудряются неделями сочинять какой-нибудь документ объемом в 1-2 страницы.

Года два назад в Таджикистане мне не раз приходилось слышать мнения о начальнике отдела воспитательной работы (опять же генеральская должность!), которому просто нечем было заняться. Правда, в ту пору центральный аппарат так и не был "порезан": ФПС "ужалась" в основном за счет своих региональных ветвей и с тех пор уже не расширялась. Теперь ряд структур главка наверняка попадут под оргштатный нож.

Что касается способов "отлучения" от сокращаемых должностей, то один из них был на наших глазах только что опробован на последнем директоре ФПС Константине Тоцком. 53-летнему руководителю пограничного ведомства не дали и месяца поносить знаки отличия генерала армии. 23 февраля это звание Путин ему присвоил, а уже в середине марта уволил Тоцкого с военной службы: должность представителя России в НАТО (а именно туда был определен экс-директор) не предусматривает нахождения на ней чиновника при погонах.

Некоторые СМИ в марте чуть ли не пели Кремлю дифирамбы, говоря о "мудрости" его политики по отношению к ряду вчерашних руководителей: их, мол, не просто увольняют и забывают, а предлагают им иные престижные места в структурах высших эшелонов власти. По отношению к кому-то (скажем, к небезызвестному Евгению Наздратенко), может, так и есть. Но генерал армии (запаса) Тоцкий уехал, по сути, в почетную ссылку. Его просто по-хамски вышвырнули с Лубянки. Он стал надоедать Кремлю тем, что в последнее время все чаще и настойчивее спрашивал, когда же наконец государство начнет вкладывать в границу те деньги, в которых она все острее нуждается, потому что угрозы национальной безопасности России на ее рубежах не уменьшаются, а с каждым годом растут…

Офицеры из окружения экс-директора рассказывали корреспонденту "НВО", что все недели до своего отъезда за рубеж Константин Васильевич очень переживал, что ему не дали возможности поучаствовать в процессе перехода ФПС под крыло ФСБ. Однако ряд его теперь уже бывших подчиненных высказывает мнение, что сам Тоцкий, которому тихую должность за рубежом посулили еще раньше, "сдал" ФПС без боя.

ЕЩЕ ВСПОМНИМ ДОБРЫМ СЛОВОМ

Чего следует ожидать? Если сокращение центрального аппарата пойдет по патрушевскому сценарию, это грозит пограничной службе - и стране - серьезными сложностями.

Дело в том, что за десять лет существования ФПС в этом ведомстве выросли и обрели опыт кадры, которых в прежних структурах просто не было и не могло быть. Потому как не было тех угроз, которые Россия имеет на своих границах в настоящее время. В том числе - и на новых участках, в одночасье возникших после распада Советского Союза, - тех, по которым государственная граница ранее никогда не проходила. Напомним только главные из них: массовое распространение наркотиков, вал контрабанды, потоки мигрантов из ближнего и дальнего зарубежья, нарастание террористической угрозы, откровенное разграбление природных богатств страны. И всем этим угрозам на границе весьма эффективно противодействуют профессионалы, выросшие за эти годы и ставшие "мозгом" центрального аппарата погранслужбы. Ибо многие пограничные операции разрабатываются именно в главке, в том числе и по предотвращению проникновения наркотиков через таджикско-афганскую границу.

Больших успехов добилась упраздненная ФПС и в международно-договорной деятельности, благодаря чему удается без вмешательства каких-либо иных структур решать многие пограничные и приграничные проблемы. В ФСБ, как известно, есть ряд "параллельных", или аналогичных структур, но функции их или несколько иные, или же совсем иные. Скажем, пограничная наркооперация на Пяндже или на российско-казахстанской границе и операция против наркодилеров внутри страны - это разные вещи. Хотя и звенья одной цепи. Но каждое звено должны контролировать специалисты "узкого профиля". Поэтому механически сокращать какие-либо управления погранслужбы именно потому, что "такие же" есть в ФСБ, было бы ошибкой.

Есть и еще одно соображение. Вернее, вопрос. Насколько объективно после перехода ФПС в ФСБ будет представлять себе обстановку на российских рубежах сам Владимир Путин?

Прежде пограничная служба замыкалась непосредственно на президента. Теперь же, видимо, глава государства информацию о положении на границах станет получать преимущественно не от первоисточника, каковым являлся директор ФПС, а через "посредника" в лице главы ФСБ. Не исключено, что при этом часть проблем ускользнет от внимания президента. Нет также уверенности в том, что Кремль окажется способным весьма оперативно реагировать на пограничные проблемы и всецело быть в курсе ситуации на рубежах России. Тем более, что пример Тоцкого для Патрушева тоже весьма показателен.

Вполне возможно, что глава ФСБ если и не утаит от Путина часть "острой" пограничной информации, то постарается придать ей статус "не столь важной".


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации