ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ И ВОЙСКА ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ КАК ФАКТОР СДЕРЖИВАНИЯ АГРЕССИИ

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ №3/2009, стр. 2-7

ГЕОПОЛИТИКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ И ВОЙСКА ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ КАК ФАКТОР СДЕРЖИВАНИЯ АГРЕССИИ

УДК 355.469

Генерал-майор И. П. АЗАРЕНОК,

командующий Военно-воздушными силами и войсками противовоздушной обороны

А. А. ПЕТЬКОВ,

ведущий научный сотрудник УП

«Тетраэдр», кандидат технических наук

Полковник Ю. Н. ЧЕРНЫЙ,

начальник 1034-го центра военных исследований и информатизации

командования ВВС и войск ПВО,

кандидат технических наук

Пока существует ядерное оружие и сохраняется возможность его применения для достижения военно-политических целей, ряд государств продолжает рассматривать свое ядерное оружие как фактор сдерживания и сохранения стабильности в мире. Однако в настоящее время коренным образом изменилось содержание вооруженной борьбы. Ее основой становятся действия сил воздушно-космического нападения всех видов с применением обычных вооружений. В строительстве вооруженных сил ведущих государств мира сформировалась устойчивая тенденция приоритетного развития и применения средств воздушно-космического нападения и высокоточных средств поражения в целях достижения гарантированного успеха в вооруженных конфликтах любой интенсивности. Вследствие этого возникла необходимость в уточнении содержательной сущности понятия «сдерживание агрессии», а также роли ВВС и войск ПВО как фактора сдерживания агрессии.

Проявлением значимости системы ПВО для обеспечения безопасности Республики Беларусь являются постоянно ведущиеся на различных уровнях дискуссии относительно масштабов и направлений ее дальнейшего развития, боевых возможностей, мероприятий по повышению живучести и эффективности, структуре данной системы и по другим вопросам. Однако необходимо отметить и предпринимаемые в последнее время попытки некоторых «экспертов» пересмотреть роль ВВС и войск ПВО в обеспечении военной безопасности государства и, как следствие, изменить сущность предназначения системы ПВО под лозунгом невозможности противостояния современным и перспективным средствам воздушно-космического нападения (СВКН) и высокоточному оружию (ВТО) наиболее развитых государств. Как следствие, такими «экспертами» либо предлагаются дорогостоящие варианты создания новой системы воздушно-космической обороны (что экономически не оправдано для относительно небольшого по масштабам государства), либо предлагается тотально заменить в системе ПВО государства традиционные силы и средства (силы и средства зенитного ракетного и истребительного авиационного прикрытия) иными силами и средствами (например, силами и средствами радиоэлектронной борьбы, пассивной защиты войск и объектов и так далее) без весомого обоснования целесообразности такой замены.

Один из основных недостатков таких крайних подходов заключается в том, что подобными «экспертами» система ПВО государства рассматривается в отрыве от общегосударственной системы стратегического сдерживания агрессии. Естественно, в системе ПВО должны органически сочетаться все силы и средства, обеспечивающие военную безопасность государства в воздушно-космической сфере. Однако реализация таких мер, как сокращение ниже критического уровня дежурных сил зенитного ракетного и истребительного авиационного прикрытия, снижение темпов наращивания боеготовых средств и оснащения системы ПВО перспективными образцами традиционного вооружения, решающего задачи ПВО объектов прикрытия и войск, может при определенных условиях спровоцировать эвентуального противника к внезапному нанесению ударов высокоточными средствами поражения по элементам экономической, политической и военной инфраструктуры государства. Анализ локальных войн и вооруженных конфликтов последних десятилетий показывает, что после такого удара вооруженные силы обороняющихся государств не могли выполнить возложенные на них задачи.

Исторически сложилось, что с момента организационного оформления в вид вооруженных сил в течение длительного времени войска ПВО страны, предназначенные для выполнения задач по борьбе с воздушным противником, свои основные усилия сосредоточивали, как правило, на прикрытии стационарных объектов на всех этапах развития военного конфликта. Исходя из такого подхода, установилась традиция определения потребного количественно-качественного состава группировки войск ПВО и распределения сил и средств ПВО по направлениям (районам) в зависимости от количества и значения объектов прикрытия. В современных условиях, когда силы и средства воздушного нападения наиболее развитых государств обладают высоким уровнем стратегической и оперативной мобильности, такие взгляды на противовоздушную оборону, роль ВВС и войск ПВО в общегосударственной системе стратегического сдерживания агрессии и обеспечении военной безопасности государства требуют корректировки, адекватной изменившимся условиям.

Анализ развития сил и средств воздушно-космического нападения и их боевого применения в военных конфликтах конца XX - начала XXI века показывает, что в период до 2020 года воздушно-космическое пространство станет единой и, вероятнее всего, основной сферой вооруженной борьбы. Военные действия в этом пространстве уже в настоящее время приобрели главенствующую роль и глобальный размах, а успешное применение СВКН стало основой для достижения успеха в вооруженной борьбе [1-4].

Наиболее развитые государства мира в последнее время не стремятся содержать многочисленные сухопутные войска, делая ставку на преимущественное использование в военных конфликтах военно-воздушных и военно-морских сил как основу ударной составляющей. Значительное превосходство сил в воздухе и решающая роль СВКН позволяют проводить крупномасштабные боевые действия, что вызывает значительные изменения во взглядах на их роль и место в военных конфликтах, на характер, формы и способы их боевого применения. Это выражается, в частности, в отработке различных вариантов воздушных кампаний (операций), проведением которых, как правило, планируется начинать боевые действия. Основными задачами таких кампаний являются: завоевание и удержание господства в воздухе, подавление системы государственного и военного управления, уничтожение наиболее важных объектов экономики и инфраструктуры подвергающегося агрессии государства, а при необходимости - разгром (подавление или дезорганизация) противостоящих группировок войск для создания условий успешного завершения развязываемых военных конфликтов.

Основная роль в вооруженной борьбе отводится ВВС, строительство которых осуществляется в соответствии с программами, предусматривающими поэтапное наращивание их боевой мощи за счет принятия на вооружение новейшей авиационной техники и модернизации имеющегося самолетного парка при одновременном сокращении численности боевого состава авиации. В соответствии с планами оснащения вооруженных сил основных иностранных государств до 2020 года поступят на вооружение и станут технической основой их боевого потенциала принципиально новые средства вооруженной борьбы: гиперзвуковые воздушно-космические летательные аппараты, разведывательно-ударные беспилотные авиационные комплексы, оружие на новых физических принципах. Завершится интеграция средств разведки, связи, навигации и управления в единые информационно-разведывательные управляющие системы. Уже сегодня возможности сил воздушно-космического нападения развитых государств мира позволяют им в относительно короткие сроки создавать мощные авиационные группировки вблизи границ любых других государств. Такие группировки будут способны решать любые тактические, отдельные оперативные, и даже, при определенных условиях, стратегические задачи.

Таким образом, в войнах будущего воздушно-космическое пространство будет одной из основных сфер вооруженной борьбы, а средствам воздушно-космического нападения будет отводиться решающая роль в достижении целей войны. В таких условиях необходимо уточнение сущности понятия «сдерживание агрессии» с учетом тенденции повышения роли сил и средств вооруженной борьбы в воздушно-космическом пространстве.

1. Сущность «сдерживания агрессии» в условиях повышения роли неядерных вооружений

На всем многовековом этапе существования системы межгосударственных отношений сдерживание агрессии является одним из важнейших элементов национальной политики любого государства. В то же время политика сдерживания, как составная часть национальной политики ряда государств, официальное признание получила с появлением ядерного оружия, которое с начала второй половины XX века и практически до его последнего десятилетия считалось основным инструментом военного противоборства. В этот период сам термин «сдерживание агрессии» приобрел не только особое значение, но и новый смысл. Следует отметить, что концепция «ядерного сдерживания» и в настоящее время продолжает являться основой стратегического сдерживания агрессии для большинства государств, обладающих ядерным оружием [5; 6].

В основу концепции «ядерного сдерживания» фактически заложен принцип сдерживания агрессии путем устрашения. Такие концепции стратегического сдерживания направлены на достижение внешнеполитических целей посредством формирования у военно-политического руководства государства - потенциального агрессора опасения (страха) перед последствиями, которые могут быть получены в результате ответных или же превентивных действий военного характера. При таком подходе система стратегического сдерживания государства от развязывания против него агрессии базируется на реализации научно-технических и непосредственно военных мер, направленных на обеспечение ключевого качества сдерживания - «устрашения», предполагающего внушение эвентуальному противнику мысли о чрезмерно опасных для него последствиях или же неоправданно высоких потерях в результате военного столкновения. В связи с этим термин «сдерживание» в некоторых источниках трактуется еще как «разубеждение при помощи страха» [5].

Однако вполне правомочны вопросы о том, всегда ли наличие ядерного оружия являлось фактором сдерживания агрессии и всегда ли наличие такого оружия у одной из противоборствующих сторон являлось весомой причиной достижения государством - обладателем ядерного оружия успеха в военных конфликтах? Исторический опыт свидетельствует, что на протяжении всего периода существования ядерного оружия оно действительно сыграло важную роль в предотвращении региональных и крупномасштабных войн, а также локальных войн между ядерными державами и коалициями с их участием [5]. Убедительным примером тому являются события осени 1962 года в период Карибского кризиса. Однако во второй половине XX - начале XXI века в мире было развязано более 200 локальных войн и вооруженных конфликтов, в том числе и с непосредственным участием ядерных государств. При этом государства - обладатели ядерного оружия не во всех случаях достигали успеха (например, войны во Вьетнаме и Афганистане с участием США и их союзников по блоку НАТО, война в Афганистане с участием СССР). Следовательно, наличие ядерного оружия в настоящее время не является весомой причиной достижения успеха в военных конфликтах различной интенсивности.

Не случайно взгляды военно-политического руководства некоторых государств на роль ядерных вооружений в парировании глобальных и региональных угроз на современном этапе претерпели трансформацию. В частности, американское военно-политическое руководство исходит из того, что роль ядерного оружия в достижении военно-политических целей снижается, так как с распадом СССР и Организации Варшавского договора изменилось соотношение сил, расширились возможности по достижению целей с помощью обычных вооружений, в том числе быстро развивающегося ВТО [6]. Это положение подтверждается взглядами военно-политического руководства США на характер будущих войн, изложенными в концептуальных документах «Стратегия национальной безопасности США», «Война в 2020 году», «Единая перспекти-ва-2020», «Космический прогноз-2020», «Стратегический план космических командований США до 2020 года», а также в директиве министерства обороны США «Космическая политика» и других документах.

В настоящее время в рамках коалиционной стратегии НАТО принято положение о переводе ядерного оружия в разряд «крайнего средства» (последнего резерва). При этом США существенно снизили акцент на применение ядерного оружия и расширили понятие «триады», включив в ее состав обычные ударные средства (высокоточное оружие), систему противоракетной обороны и гибкую инфраструктуру, обеспечивающую быстрое наращивание оперативно развернутых сил.

С учетом изложенного, отождествлять термин «сдерживание агрессии» исключительно с ядерным сдерживанием было бы неправильным, поскольку сдерживание агрессии является одним из важнейших элементов обеспечения военной безопасности любого государства, в том числе и не обладающего ядерным оружием. Как справедливо отметил министр обороны Республики Беларусь генерал-полковник Л. С. Мальцев, «Вооруженные Силы всегда были важнейшим фактором стратегического сдерживания. Но какими они должны стать сегодня, чтобы обеспечить стратегическое сдерживание в будущем?» [7]. В этой короткой и вместе с тем емкой по содержанию фразе заложен необходимый методологический базис, на основе которого сформирована и развивается с учетом геополитических и геостратегических условий организационная и материальная основа системы стратегического сдерживания агрессии против нашего государства. При этом в наиболее общем смысле под термином «стратегическое сдерживание» понимается комплекс проводимых государством согласованных политических, экономических, идеологических, научно-технических, военных и других мер, направленных на стабилизацию военно-политической и военно-стратегической обстановки, недопущение вооруженных конфликтов и предотвращение возможной агрессии [8]. Следует отметить, что в приведенном определении термина «стратегическое сдерживание» наряду с военно-стратегическими и военно-техническими аспектами присутствуют военно-политические, экономические, идеологические и другие аспекты, единство которых характеризует комплексность системы стратегического сдерживания агрессии против государства.

К сожалению, многими зарубежными и отечественными военными учеными и специалистами, исходя из исторически сложившихся стереотипов, содержательная сущность военно-стратегического аспекта сдерживания агрессии отождествляется исключительно с возможностью формирования у эвентуального агрессора опасения перед возможными последствиями в виде неприемлемого ущерба, который ему может быть нанесен в результате ответных или же превентивных действий военного характера противоборствующей стороной. При этом под неприемлемым ущербом понимается такой уровень людских, моральных и материальных потерь, ухудшения условий жизни населения, на которые нападающая сторона не согласна даже при условии победы в войне или вооруженном конфликте [9]. Однако вытекающие из существующих реалий подходы к обеспечению военной безопасности государства требуют, чтобы в содержание военно-стратегического аспекта сдерживания агрессии в современных условиях закладывался не только этот компонент.

В содержании военно-стратегического аспекта сдерживания агрессии целесообразно учитывать также возможность формирования у эвентуального агрессора убеждения в том, что оборонительные системы подвергающегося агрессии государства не позволят достичь желаемых для агрессора политических, экономических и военно-стратегических целей, а уровень нанесенного в результате агрессии ущерба окажется приемлемым для обороняющейся стороны. При этом под приемлемым ущербом следует понимать такой уровень людских, моральных и материальных потерь, ухудшения условий жизни населения, при которых обороняющаяся сторона сохраняет основы своей жизнедеятельности, а также способность вести военные действия по отражению агрессии без существенных ограничений.

Вышеназванные компоненты фактически являются, так сказать, «двумя сторонами одной и той же монеты». При этом первый компонент (убеждение агрессора в возможности получения им неприемлемого ущерба) характеризует активную наступательную составляющую, а второй компонент (убеждение агрессора в невозможности достижения преследуемых целей вследствие активного противодействия оборонительных систем противоборствующей стороны) - активную оборонительную составляющую, которые в совокупности образуют единство военно-стратегического аспекта сдерживания агрессии (рис. 1).

ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ И ВОЙСКА ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ КАК ФАКТОР СДЕРЖИВАНИЯ АГРЕССИИ

Рис. 1. Компоненты военно-стратегического аспекта сдерживания агрессии

В условиях современного военного противоборства рост значимости сил и средств вооруженной борьбы в воздушной сфере в достижении целей военных конфликтов определяет отношение многих (прежде всего безъядерных) государств к ВВС и войскам ПВО как к наиболее важным факторам сдерживания агрессии и одним из главных составляющих в общей системе мер по обеспечению готовности этих государств к защите от вооруженного нападения. Анализ показывает, что после военных конфликтов в Югославии, Афганистане и Ираке интерес многих стран к приобретению авиационной техники и вооружения, эффективных систем и средств ПВО существенно возрос. Это свидетельствует о том, что эти государства не могут рассчитывать на свою военную безопасность в случае конфронтации с другими странами без развитых в достаточной степени сил и средств вооруженной борьбы в воздушной сфере и рассматривают их как эффективные средства сдерживания агрессии даже при значительной асимметрии в силах и средствах по сравнению с более сильным эвентуальным противником.

2. Роль ВВС и войск ПВО в системе стратегического сдерживания агрессии и обеспечении военной безопасности государства

Понимание значимости ВВС и войск ПВО в условиях современного военного противоборства усиливает их роль как одного из важнейших инструментов предотвращения локальных войн и вооруженных конфликтов различной интенсивности. В современных условиях, оценивая роль ВВС и войск ПВО в системе стратегического сдерживания агрессии и обеспечении военной безопасности государства, необходимо рассматривать значимость этого вида Вооруженных Сил в нескольких аспектах: в военно-политическом, военно-стратегическом и военно-техническом (рис. 2) [10].

ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ И ВОЙСКА ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ КАК ФАКТОР СДЕРЖИВАНИЯ АГРЕССИИ

Рис. 2. Различные аспекты, определяющие роль ВВС и войск ПВО в системе стратегического сдерживания агрессии и обеспечении военной безопасности государства

Для выполнения функций элемента системы стратегического сдерживания агрессии, основной целью развития ВВС и войск ПВО должно являться поддержание их боевого потенциала на уровне, достаточном для сдерживания и снижения рисков возникновения военных конфликтов, обеспечения эффективной обороны государства в воздушной сфере. При этом боевой потенциал ВВС и войск ПВО в совокупности с другими компонентами системы стратегического сдерживания должен обеспечивать требуемый уровень обеих составляющих военно-стратегического сдерживания эвентуального воздушного противника:

активной наступательной составляющей - за счет боевого потенциала ударной и многоцелевой авиации ВВС и войск ПВО в совокупности с боевым потенциалом ракетных войск и артиллерии, сил специальных операций;

активной оборонительной составляющей - за счет боевого потенциала зенитных ракетных войск и истребительной авиации ВВС и войск ПВО в совокупности с боевым потенциалом войсковой ПВО Сухопутных войск, соединений и частей радиоэлектронной борьбы, а также других родов войск и специальных войск, которые должны рассматриваться в качестве компонентов единой системы ПВО государства.

В условиях современного военного противоборства, характеризующегося повышением значимости вооруженной борьбы в воздушной сфере в достижении целей военных конфликтов, дальнейшее развитие ВВС и войск ПВО приобретает особую актуальность. Для решения задач в системе стратегического сдерживания агрессии и обеспечения военной безопасности государства в воздушной сфере должны быть реализованы следующие военно-технические принципы развития ВВС и войск ПВО:

поэтапное переоснащение ВВС и войск ПВО перспективным вооружением и военной техникой на основе согласованной военно-технической политики;

сокращение номенклатуры и типажа вооружения и его унификация, модернизация и создание производственных мощностей, способных обеспечить потребности ВВС и войск ПВО в вооружении и его ремонте;

обеспечение соответствия основных требований к боевой готовности, оперативной и боевой подготовке органов управления, соединений и частей ВВС и войск ПВО условиям современного военного противоборства в воздушной сфере;

определение важнейших операционных воздушных направлений и сосредоточение усилий ВВС и войск ПВО на этих направлениях с целью защиты от воздушного нападения наиболее важных объектов государства и группировок войск;

эшелонированное построение группировки сил и средств ВВС и войск ПВО на всю глубину возможного проникновения СВН при комплексном использовании всех сил и средств Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований, привлекаемых к решению задач по противовоздушной обороне государства;

совершенствование Единой системы ПВО Союзного государства;

обеспечение единой идеологии автоматизированного сбора, обработки информации и управления ВВС и войсками ПВО, а также при создании интегрированной информационно-разведывательной инфраструктуры Единой системы ПВО Союзного государства;

создание рациональной системы обеспечения боевой готовности вооружения и военной техники, эшелонирования запасов материальных средств ВВС и войск ПВО.

Рассмотренные выше принципы легли в основу концепции дальнейшего развития ВВС и войск ПВО, определили необходимость проведения научных исследований, направленных на упреждающую теоретическую проработку вопросов строительства данного вида Вооруженных Сил.

Концепцией дальнейшего развития ВВС и войск ПВО предусматривается создать высокоавтоматизированную, с использованием существующего и перспективного вооружения и военной техники, мобильную, адаптивную к изменяющимся условиям организационно-техническую систему, способную обеспечить выполнение задач мирного времени, а также ведение согласованных боевых действий ВВС и войск ПВО по отражению воздушного (в перспективе воздушно-космического) нападения. С этой целью выполняется комплекс приоритетных работ по модернизации, разработке, производству и внедрению новых образцов вооружения и военной техники ВВС и войск ПВО предприятиями Республики Беларусь самостоятельно и в кооперации с другими государствами, в том числе в интересах Единой системы ПВО Союзного государства и Объединенной системы ПВО Содружества Независимых Государств. Комплексное развитие средств и систем, решающих задачи противовоздушной обороны, взаимно дополняющих их боевые возможности, предусмотрено в действующей Государственной программе вооружения.

Дальнейшее совершенствование ВВС и войск ПВО на практике позволит создать качественно новый вид Вооруженных Сил Республики Беларусь, являющийся основой системы противовоздушной (а в дальнейшем воздушно-космической) обороны государства. Максимальная интеграция оперативных и боевых возможностей в единой информационно-огневой системе обеспечит решение задач по предназначению во всех формах применения Вооруженных Сил в возможных войнах и вооруженных конфликтах. Наличие и функционирование дееспособной системы ПВО государства делает невозможным упреждающее использование воздушного пространства для подготовки и развязывания агрессии.

В условиях, когда основным предназначением Вооруженных Сил является не ведение войны, а ее недопущение, роль ВВС и войск ПВО в системе стратегического сдерживания агрессии и обеспечении военной безопасности государства заключается прежде всего в отработке форм и способов действий ВВС и войск ПВО при решении задач по поддержанию мира, стабильности и сдерживанию от агрессии эвентуального противника. Для реализации такой роли ВВС и войска ПВО должны применяться в форме разведывательно-информационных, демонстративных, боевых действий дежурных и специально выделенных сил в воздушном пространстве. Данные меры не являются единственными и могут применяться в комплексе с другими мерами в рамках реализации общей политики по поддержанию мира, стабильности и сдерживанию агрессии. При этом основными способами действий ВВС и войск ПВО могут быть: несение боевого дежурства на аэродромах и позициях дежурных сил, а также разного рода демонстративные действия (проведение учений, боевых стрельб в ходе учений различного уровня, готовность к маневру и так далее).

Демонстративные действия на направлениях, рубежах, вдоль внешних границ государства должны проводиться специально выделенными силами с их реальным оперативным развертыванием, наращиванием боевой готовности группировок ВВС и войск ПВО в конкретных районах, усилением группировок на угрожаемых направлениях за счет резервов, созданием региональных коалиционных группировок войск и сил ПВО. Демонстративные действия могут проводиться последовательно, одновременно или комбинированным способом. При их организации и осуществлении необходимо понимать, что состав сил и средств ВВС и войск ПВО, осуществляющих демонстративные действия, должен быть количественно и качественно обоснован.

Особое внимание в демонстративных действиях в мирное время уделяется проведению боевых стрельб и освещению их результатов в средствах массовой информации. Традиционно успешное выполнение практических боевых стрельб расчетами зенитных ракетных комплексов и практическое применение авиационных средств поражения экипажами авиации ВВС и войск ПВО на полигонах Республики Беларусь и Российской Федерации является одним из важнейших факторов стратегического сдерживания агрессии против нашего государства и свидетельствует, что ВВС и войска ПВО готовы к выполнению поставленных задач в любых условиях обстановки.

Для развития ВВС и войск ПВО как базовой основы системы ПВО государства немаловажным является и тот факт, что силы и средства ПВО имеют сугубо оборонительную направленность и наращивание их количественно-качественного состава, осуществление маневра ими в пределах своей территории международное сообщество не должно и не может расценивать как подготовку государства к агрессии. Следует отметить, что сдерживание агрессивных устремлений некоторых государств путем создания на отдельных операционных направлениях сильной ПВО является менее обременительным для экономики страны, чем развитие других видов и родов войск Вооруженных Сил для решения той же проблемы.

Вместе с тем в условиях, когда меры по обеспечению сдерживания эвентуального агрессора могут оказаться недостаточно эффективными, ВВС и войска ПВО необходимо рассматривать в структуре Вооруженных Сил как средство разгрома эвентуального противника. Деэскалация начавшейся агрессии путем применения ВВС и войск ПВО в составе Вооруженных Сил должна являться крайней и вынужденной мерой и может осуществляться применением соответствующих складывающейся обстановке форм и способов боевых действий. Главной целью таких действий должно быть принуждение противника к прекращению военных действий на возможно более ранней стадии развития военного конфликта.

Формы и способы решения задач ВВС и войск ПВО в ходе военного конфликта могут быть различными, а их выбор зависит от множества факторов. Вопросы использования различных форм и способов применения ВВС и войск ПВО в ходе военного конфликта являются темой отдельного разговора и достаточно отражены в статьях [11; 12], ранее опубликованных в журнале.

Таким образом, ВВС и войска ПВО являются одним из важнейших компонентов в системе стратегического сдерживания агрессии и одним из важнейших факторов обеспечения военной безопасности государства. Наличие у безъядерного государства дееспособной системы ПВО, базовой основой которой являются ВВС и войска ПВО, может обеспечить сдерживание эвентуального агрессора от развязывания военных конфликтов, предотвратить их эскалацию и перерастание в широкомасштабную войну с применением высокоточного оружия.

В настоящее время командованием ВВС и войск ПВО совместно с Генеральным штабом выработаны единые подходы к совершенствованию ВВС и войск ПВО. В целях обеспечения военной безопасности Республики Беларусь в воздушном пространстве признано целесообразным:

развитие ВВС и войск ПВО осуществлять с учетом важности различных операционных воздушных направлений, динамики развития военно-политической обстановки на этих направлениях, характера и масштабов возможных военных конфликтов, реальных экономических возможностей государства;

основные усилия системы ПВО сосредоточить на прикрытии наиболее важных объектов государства и обеспечении выполнения задач группировками Вооруженных Сил в случае возникновения военных конфликтов;

обеспечить комплексное применение наступательных и оборонительных разнородных сил и средств Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований в интересах решения задач ПВО наиболее важных объектов систем государственного и военного управления, объектов экономики и инфраструктуры государства, группировок войск.

Представляется целесообразным более детально проработать вопросы совместного применения всех сил и средств по ПВО на операционных направлениях, так как противовоздушная оборона объектов и войск должна быть организована и обеспечена в любых условиях обстановки. Совместная подготовка и согласованное ведение боевых действий войсками оперативно-тактических командований ВВС и войск ПВО и силами войсковой ПВО оперативных командований являются важными составляющими в системе обеспечения военной безопасности государства и значительно повысят эффективность ПВО объектов и войск.

С учетом сказанного, представляется целесообразным закрепить в концептуальных документах по вопросам военной безопасности Республики Беларусь ряд положений о роли ВВС и войск ПВО. Прежде всего это касается положений о подтверждении роли ВВС и войск ПВО как важнейшего фактора обороноспособности, одной из основных составляющих военной безопасности государства, важнейшего элемента системы стратегического сдерживания агрессии в условиях современного военного противоборства, об обеспечении сбалансированного развития ВВС и войск ПВО в двухкомпонентной структуре на основе прорабатываемых вопросов по дальнейшему развитию Вооруженных Сил Республики Беларусь. В современных условиях ВВС и войска ПВО должны превратиться из вида Вооруженных Сил, который ранее лишь обеспечивал боевые действия сухопутных группировок войск, в вид Вооруженных Сил, способный как предотвращать возникновение военных конфликтов, так и радикально влиять на их исход. В свою очередь, это требует перестройки взглядов военной науки и военной практики на вопросы строительства и развития видов Вооруженных Сил, их взаимодействия, соотношения и оснащения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ващинин И. Дискуссия в США: роль ВВС в современной войне//3арубежное военное обозрение. - 2000. - Ml. - С. 19-24; -Ml- С. 28-32.

2. The Significance and Evolution of Air Power//Military Technology. - 2003. -M6.- P. 26-59; -№7.- P. 61-65.

3. Барвиненко В. В. Ретроспективный анализ повышения роли вооруженного противоборства в воздушно-космическом пространстве//Военная мысль. - 2006. - №7. - С. 2-12.

4. Куликов А. ВВС как инструмент политики: Перспективы боевого применения и развития авиации//Воздушно-космическая оборона. - 2007. - № 5 (36). - С. 34-41; - № 6 (37). - С. 46-53.

5. Туркин А.И., Оселедько А.В., Хряпш А.Л. Роль ядерного оружия как фактора сдерживания агрессии//Стратегическая стабильность. - 2008. - № 2. - С. 61-64.

6. Соловцов Н. Е. Стратегическое ядерное сдерживание - необходимое условие обеспечения национальной безопасности России//Вестник академии военных наук. - 2008. - Ml.- С. 45-47.

7. Мальцев Л. С. Вооруженные Силы Республики Беларусь: история и современность//Мн.: Асобы Дах, 2003. - С. 11.

8. Сборник военных и специальных терминов для офицеров Министерства обороны, командований видов Вооруженных Сил, оперативных (оперативно-тактических) командований/Под общ. ред. И. В. Глода. - Мн.: МО РБ, 2003. - С. 204.

9. Барвиненко В. В., Мушков Ю. И. О достаточности сил и средств для обеспечения военной безопасности страны//Воен-наямысль. - 2003. - М5.- С. 39-42.

10. Азаренок И. П., Петьков А. А. Концептуальные подходы к построению системы противовоздушной обороны государства//Наука и военная безопасность. - 2007. - № 4. - С. 13-18.

11. Азаренок И. П. Развитие форм и способов применения авиации военно-воздушных сил и войск противовоздушной обороны//Наука и военная безопасность. - 2007. - № 2. - С. 17-20.

12. Паферов О. С. Актуальные проблемы и тенденции развития оперативного искусства ВВС и войск ПВО в современных условиях//Наука и военная безопасность. - 2003. - № 1. - С. 19-21.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации