ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВЛИЯНИЯ СРЕДСТВ НАСИЛИЯ НА РАЗРЕШЕНИЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 4/2008 , стр. 32-34

ВОЕННАЯ НАУКА И ИСКУССТВО

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВЛИЯНИЯ СРЕДСТВ НАСИЛИЯ НА РАЗРЕШЕНИЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ

УДК 355.443

В.В. ПРОЗОРОВ,

ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института

Вооруженных Сил Республики Беларусь,

кандидат военных наук, доцент

B.C. КОЗЛОВ,

ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института

Вооруженных Сил Республики Беларусь,

кандидат военных наук, доцент

В основе возникновения любой конфликтной ситуации между государствами было и будет лежать несовпадение интересов субъектов политики. Идиллия их полного совпадения не реальна. Поэтому рассмотрение особенностей современного разрешения межгосударственных противоречий, его зависимости от каких-либо процессов чрезвычайно актуально сегодня и сохранит эту актуальность в обозримой перспективе.

Влияние развития средств насилия на процесс разрешения возникающих противоречий весьма существенно и многопланово.

Во-первых, расширение насильственных средств не может не изменить содержания понятия «оружие» и, следовательно, понятий «вооруженная борьба» и «средства вооруженного насилия». В настоящее время широко используются такие определения, как «психологическое», «информационное», «лучевое», «нелетальное» и другие виды оружия, которые не совсем вписываются в энциклопедическое понимание понятия «оружие». Перечень этот постоянно расширяется.

Во-вторых, расширение насильственных средств приводит к изменению содержания войны. Уже войны XX века наряду с вооруженной борьбой включали в себя как самостоятельные элементы политическую, экономическую, психологическую и другие виды борьбы. События последних десятилетий особенно ярко подтверждают тенденцию возрастания роли как уже отмеченных, так и новых видов борьбы в войнах и вооруженных конфликтах. К числу новых видов борьбы следует отнести, прежде всего, информационную борьбу.

В современном мире наиболее сильные государства стремятся к продвижению своих интересов под видом заботы о глобальной или региональной стабильности, объявляя себя «ответственными лидерами». Имидж борца за демократию и экономическую интеграцию требует от современного лидера снижения отрицательных последствий продвижения его интересов, ущемляющих интересы других государств.

В условиях такой политической заинтересованности развитие насильственных средств послужило материальной основой реализации четко обозначившейся в настоящее время тенденции минимизации потерь при продвижении агрессором своих интересов. Эта тенденция проявляется:

в трансформации политических и военных целей войны;

в подходе к войне как крайней мере продвижения интересов;

в относительном снижении роли вооруженной борьбы в войне;

в подходе к оружию массового поражения и к традиционному обычному оружию повышенной мощности, прежде всего, как к инструменту сдерживания;

в изменении характера вооруженной борьбы, во все большем придании ей свойств «хирургического инструмента»;

в появлении нового «войноподобного» явления - «квазивойны» и так далее.

В связи с ограниченностью объема статьи остановимся только на первом и последнем направлениях проявления данной тенденции.

Расширение возможностей средств насилия явилось одной из важнейших причин трансформации политических и стратегических целей войны. На протяжении веков политическая цель войны главным образом заключалась в захвате государства неприятеля с последующим присоединением или колонизацией его территории. На рубеже XX и XXI веков политическая цель войны все чаще стала предусматривать принуждение к смене политического руководства и поэтапной замене основных направлений политической и экономической деятельности государства - жертвы притязаний без захвата его территории [5].

Изменение политических целей предопределило необходимость поиска новых путей их достижения. На смену тотальной войне середины XX века с последовательным уничтожением группировок вооруженных сил противника в нескольких кампаниях и лишением государства средств для продолжения военных действий пришли другие способы достижения политической цели. При этом вооруженная борьба становится далеко не единственным инструментом достижения этой цели. Все большую значимость приобретают экономическая, информационная и психологическая борьба. Если в ходе противоборства возникает необходимость в ведении вооруженной борьбы, то основные усилия в ее ведении будут направлены не на последовательный разгром наземных группировок вооруженных сил противника, а на овладение стратегической инициативой в информационной сфере, разрушение ключевых объектов систем управления, инфраструктуры и экономики. Другими словами, с изменением политических целей войны кардинально меняются стратегические цели и задачи вооруженной борьбы.

Ярким примером практической реализации новых подходов к войнам могут служить события в зоне Персидского залива 1991 года, в ходе которых качественно новым явилась реализация возможностей новых видов оружия по поражению критических элементов систем государственного и военного управления, противовоздушной обороны противника и завоеванию господства в воздухе. Опыт военной акции в Югославии убедил руководство всех стран в том, что массированным применением высокоточного оружия возможно достижение не только оперативно-тактических, но и стратегических целей и даже политической цели войны в целом.

Развитие вооружений и систем, обеспечивающих их высокоэффективное применение, позволило реализовывать стратегию «управления конфликтами», предусматривающую обеспечение скоротечности и высокой управляемости развязываемых военных конфликтов. Идеология «управления конфликтами» породила концепцию «молниеносной войны», описываемой формулой «10 - 30 - 30». Суть этой концепции заключается в том, что вооруженные силы США должны быть способны: в 10-дневный срок после получения соответствующего приказа к переброске в любую точку земного шара и занять готовность к ведению боевых действий; за последующие 30 дней - разбить силы противника и лишить его возможности возобновить организованное сопротивление в обозримом будущем; в течение следующих 30 дней - провести перегруппировку и быть готовыми к выполнению нового боевого задания с переброской в другой регион планеты [8].

Однако наиболее существенное влияние развития насильственных средств на процесс разрешения противоречий выразилось в том, что их применение вышло за рамки военных конфликтов в традиционном их понимании. Эта особенность современного разрешения противоречий требует глубокого теоретического осмысления, так как затрагивает ряд устоявшихся понятий, их рамок и разграничений.

Как уже отмечалось, в основе возникновения любой конфликтной ситуации между государствами всегда лежит несовпадение интересов субъектов политики. Сложившийся потребительский характер западной цивилизации зиждется на возможности «золотого миллиарда» жить во многом за счет других. Сохранение такой возможности в будущем реализуемо только при условии управления миром и навязывания своих интересов другим странам и народам как мирным, так и военным путем. Именно в этом основная причина стремления США к роли «ответственного мирового лидера».

Фазами продвижения интересов выступают: убеждение, навязывание, устрашение и принуждение. В основе продвижения интересов, начиная с их навязывания, всегда лежит ущемление чьих-то национальных интересов, другими словами - насилие. Насильственное навязывание одним из субъектов политики своих интересов другим субъектам в ущерб их интересам носит агрессивный характер. Исходя из этого, в отличие от общепринятого понимания термина «агрессия», необходим какой-то новый термин, обозначающий современное более широкое понимание агрессивных действий отдельных субъектов политики. Обозначим этот процесс термином «новая агрессия», понимая под ним всякое насильственное навязывание своих интересов одним субъектом международных отношений в ущерб национальным интересам других субъектов. «Новая агрессия» - не что иное, как форма терроризма в межгосударственных отношениях.

«Новая агрессия», или агрессия в широком смысле, может осуществляться как с прямым применением средств вооруженного насилия, назовем ее «вооруженной агрессией», так и без него - «невооруженная агрессия». Продвижение агрессором своих интересов в ходе невооруженной агрессии реализуется в два ее этапа:

этап «невооруженной агрессии мирного времени», характеризуемый навязыванием агрессором своих интересов;

этап «квазивойны» («как бы войны»), характеризуемый «войноподобным» продвижением агрессором своих интересов путем устрашения.

Этап «невооруженной агрессии мирного времени» - это состояние, характерное для сегодняшних отношений США с большинством государств, в политике фактически следующих в их фарватере, за исключением только ближайших американских союзников, отношения с которыми можно с определенной натяжкой обозначить «сотрудничеством».

Этап «квазивойны» характеризует отношения США с государствами, в той или иной степени сопротивляющимися американским амбициям. Ярчайшими примерами активной фазы «квазивойны» могут служить «холодная война», «бархатные», «цветочные» и «цветные» революции последних десятилетий.

«Квазивойна», как явление, зарождается на этапе «невооруженной агрессии мирного времени» и ведется с более высокой активностью и во взаимосвязи с вооруженной борьбой в ходе войны. Однако главной и определяющей характер действий государства и его вооруженных сил она становится только на определенном этапе обострения межгосударственных отношений. На этом этапе «квазивойна» выступает как форма противоборства, форма разрешения социально-политических, экономических, идеологических, национальных, религиозных, территориальных и других противоречий между государствами средствами невооруженного насилия. Именно в этом значении и будем использовать в последующем термин «квазивойна».

«Квазивойна» во многих отношениях схожа с войной в традиционном ее понимании: один и тот же источник - социальный антагонизм; одинаковая природа - продолжение политики; схожие и даже более масштабные политические цели, результаты и последствия; обе представляют форму массового насилия. Она отличается от войны в традиционном ее понимании отсутствием вооруженной борьбы, уровнем интенсивности политической, дипломатической, экономической, информационной и других видов борьбы, а также количеством и степенью привлечения сил и средств для их ведения.

Другими словами «квазивойна» - это война без вооруженной борьбы. При этом сущность «квазивойны» можно сформулировать как продолжение политики средствами невооруженного насилия.

Введение понятия «квазивойны» позволяет уйти от расширенного понимания войны. Именно выход применения насильственных средств за рамки войны (в традиционном ее понимании) послужил основанием и основной причиной попыток пересмотра сущности и содержания современной войны. Мощное экономическое, политическое, дипломатическое, информационное давление в сочетании с угрозой возможности применения военной силы, которые сегодня получили широкое применение в международных отношениях, многими авторами обозначается термином «война». В последнее десятилетие как в публицистике, так и в научной литературе к слову «война» все чаще добавляется какой-либо эпитет. Началось все с «холодной войны», а сегодня это: нетрадиционная; информационная; экономическая; консциентальная война и так далее. Все эти войны являются не чем иным, как проявлением и составными частями явления, которое мы обозначили термином «квазивойна».

Новые возможности достижения самых решительных целей, на наш взгляд, не стоит «втискивать» в рамки исторически сложившегося понимания категорий «война» и «военный конфликт». Это приводит к размыванию границ такого явления, как война. Да и в использовании понятийного аппарата нет ничего труднее, чем внедрять новое содержание в устоявшиеся понятия.

В практической деятельности политиков и военных по защите и обороне страны крайне важна очевидность начала военных конфликтов. При всей возможной активизации видов борьбы, имевших место в предыдущих степенях противоборства, такой необходимой очевидностью обладает только вооруженная борьба, появляющаяся на переходе от мира к войне. Указание на обязательное наличие вооруженной борьбы - центральное звено в содержании войны, главный критерий, позволяющий выделять войну среди других форм, хотя и жесткого, но мирного противоборства политических субъектов.

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что, с точки зрения военной науки, расширенное понимание войны не вполне обосновано. В практике международных отношений оно даже опасно, так как может служить оправданием более широкого применения средств насилия, в том числе и вооруженного, для продвижения своих интересов. Не менее очевидна несостоятельность такого понимания войны и в практике военного строительства государства, так как война при этом становится перманентным явлением без начала и конца.

Отход от расширенного понимания войны позволяет сохранить в силе формулу сущности войны Клаузевица [4]. Немного дополнив ее, сущность войны можно сформулировать следующим образом: «война есть продолжение политики средствами вооруженного и другого насилия».

Видимо, как и война в традиционном ее понимании, «квазивойна» должна иметь определенные границы. Если ее окончание очевидно и связано или с началом военных действий, или с удовлетворением агрессора в его притязаниях, то несколько сложней с определением начала «квазивойны». Как и в случае расширенного понимания войны, определение момента начала «квазивойны» требует более глубокого дальнейшего исследования. Однако представляется целесообразным обозначить некоторые моменты нашего видения подходов к решению этого вопроса.

Началом «квазивойны», видимо, можно и целесообразно считать объявление государств - жертв притязаний «врагами демократии» или странами-«изгоями», или частью «оси зла».

Самодостаточность «квазивойны», вытекающая из всевозрастающих возможностей средств невооруженного насилия, служит основанием для рассмотрения ее не просто преддверием войны классической, а вполне самостоятельным явлением, осуществление которого может обеспечить достижение любых поставленных политических целей.

Такой подход крайне важен в целях акцентирования внимания политиков, военачальников и ученых на необходимость изучения нового явления общественной жизни, особой формы противоборства сторон, имеющей место сегодня, а с учетом наметившейся тенденции ее совершенствования, неизбежной и в будущем.

Необходимость обезопасить страну от угрозы ведения против нее «квазивойны» должна быть глубоко осознана руководителями государств и вооруженных сил. При этом такой важный элемент государства, как его вооруженные силы, не могут не участвовать в противодействии применению насилия. Основу их вклада в это противодействие должно составлять участие в стратегическом сдерживании и информационной борьбе, осуществляемых государством в целом, - в мирное время, и ведение вооруженной борьбы - в военное. Это служит достаточным основанием для признания применения вооруженных сил не только в военное, но и в мирное время.

Необходимость введения новых понятий, связанных с расширенным пониманием агрессивных действий, вызвана невиданным расширением возможностей насильственных средств, применяемых как в ходе военных конфликтов, так и в мирное время.

ЛИТЕРАТУРА

1. Военный энциклопедический словарь / М-во обороны Рос. Федерации, Ин-т воен. истории; редкол.: А. П. Горкин [и др.]. - М: Большая рос. энцикл.: РИПОЛ классик, 2002.

2. Новая философская энциклопедия. Безопасность Евразии: Энциклопедический словарь-ежегодник. - М., 2000. - Т1. - С. 425.

3. Сборник военных и специальных терминов. Минск: МО РБ, 2004.

4. Клаузевиц К. О войне. - М.: Логос, Наука, 1997. - С. 76.

5. Мальцев Л. С. Сущность войны и вооруженной борьбы, взгляд в будущее//Армия. - 2003. -М5.- С. 5-6.

7. Куликов А. С. Третья мировая война уже началась // М.: Независимое военное обозрение. - 2004. № 5 (365). - С. 3.

8. Демидюк А. В., Хамзатов М.М. «Молниеносная война» нового поколения: возможный сценарий//Военная мысль. - 2004. - №10. - С.45-46.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации