О БОЕВЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ ОБЩЕВОЙСКОВЫХ ФОРМИРОВАНИЙ

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 3/2008, стр. 3-8

ВОЕННАЯ НАУКА И ИСКУССТВО

О БОЕВЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ ОБЩЕВОЙСКОВЫХ ФОРМИРОВАНИЙ

УДК 355.4

Подполковник Н.Е.БУЗИН,

начальник кафедры тактики общевойсковых соединений и частей

командно-штабного факультета Военной академии Республики

Беларусь, кандидат военных наук, доцент

В последние годы во многих научных изданиях идет бурная дискуссия на предмет уточнения понятия «боевые возможности», их содержания, показателей и некоторых других вопросов, связанных с этим термином. Наиболее значимые публикации представлены на страницах журнала «Военная мысль» (№ 7 2006 г. и № 10 2007г.). Предлагаемая статья содержит результаты исследований, проведенных в этой области военных знаний, и является творческим развитием существующих взглядов на структуру боевых возможностей войск в целях эффективного применения сил и средств в условиях современного боя.

Изучение опыта современных войн и вооруженных конфликтов приводит к появлению более прогрессивных взглядов на ведение боевых действий, применение сил и средств в операции (бою), а также новой терминологии, что требует от военной науки глубокого и всестороннего их анализа. В отдельных случаях происходит переосмысление ранее казавшихся незыблемыми понятий.

В большинстве исследований, проводившихся в Республике Беларусь с 1995 г. по настоящее время [1-7], авторы использовали определение боевых возможностей, приведенное в Военном энциклопедическом словаре 1986 г.: «Боевые возможности - это совокупность количественных и качественных показателей, характеризующих способность войск (сил) по выполнению определенных боевых задач в установленные сроки и в конкретных условиях обстановки» [8]. Оно же получило наиболее широкое распространение в современных российских изданиях [9-11].

Однако не все источники однозначно трактуют понятие «боевые возможности». В настоящее время существует несколько определений рассматриваемой категории, которые предлагаются в научной и учебной литературе. Одно из них гласит, что боевые возможности - это количественные и качественные показатели потенциальной способности войск (сил) по выполнению боевых задач, рассчитанных для типовых условий [11]. Другое рекомендует понимать их как способность выполнять боевую задачу за установленное время в конкретной обстановке [3]. Однако при таких формулировках боевые возможности и боеспособность становятся практически идентичными понятиями, что не соответствует действительности. Сегодня под боевыми способностями подразумеваются возможности войск вести боевые действия и выполнять боевые задачи в соответствии с их предназначением [8]. Другая трактовка этой категории определяет ее как «состояние войск (сил), позволяющее им успешно вести боевые действия в соответствии с предназначением в любых условиях обстановки и реализовать свои боевые возможности» [10; 11].

Анализ сущности этих понятий дает основание утверждать, что способности относятся к процессу действия, а возможности - к результатам этого действия. Когда мы говорим «объект способен действовать», то отвечаем на вопрос «что делать?» и подразумеваем, что он функционален, т. е. способности зависят от качеств объекта [12].

В то же время, если говорится, что объект может выполнить определенный объем действий, то при этом, прежде всего подразумевая его способность действовать, мы, кроме того, учитываем и влияние внешних условий, т. е. имеем в виду, что такую задачу он может выполнить в данных конкретных условиях обстановки. Следовательно, боевые возможности определяются не только внутренними качествами объекта, но и влиянием на его действия внешних факторов (условий) и отвечают на вопрос «что может сделать?».

Кроме того, сведение боевых возможностей к совокупности показателей лишает их сущности, поскольку трудно понять, что же обладает характеристиками. Общий смысл понятия «возможности» - это работа, которую может выполнить объект, т. е. результат его деятельности. Руководствуясь логическими правилами определения понятий, целесообразно сформулировать термин «боевые возможности» через противоположность возможности - действительность - и учесть при этом, что количественной мерой возможности является вероятность. На основании такого подхода Липат-кин А.В. предлагает следующую формулировку: боевые возможности - это результат, который действительно может быть достигнут с высокой степенью вероятности (не менее 0,9) воинским формированием в ходе выполнения боевой задачи в конкретных условиях обстановки. В данном случае выполнено основное правило определения понятий - соразмерность, т. е. объем определяющего понятия полностью совпал с объемом определяемого [12].

О БОЕВЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ ОБЩЕВОЙСКОВЫХ ФОРМИРОВАНИЙ

Рис. 1. Классификация боевых возможностей (вариант)

Таким образом, не исключая использования формулировок, приведенных в военной энциклопедии и словарях, автор считает, что понятие «боевые возможности» следует рассматривать как вероятностную категорию, а для ее описания наиболее точно подойдет предложенное выше определение. Чтобы далее вести разговор о боевых возможностях, целесообразно разобраться в их классификации и составляющих элементах.

Необходимо отметить, что боевые возможности общевойсковых формирований - это комплексное понятие, которое объединяет в себе несколько составляющих, зависящих от имеющегося вооружения и решаемых задач. Современные источники выделяют различные варианты классификации боевых возможностей. Наибольшую известность получил принцип разделения по «видам вооружения». Не применяя этого термина, данный подход использован практически во всех военно-энциклопедических источниках.

Военные исследователи Российской Федерации выделяют боевые возможности: РВСН, Сухопутных войск, РВ Сухопутных войск, Воздушно-десантных войск (ВДВ), авиации, войск ПВО, сил флота. Все они являются частью общего комплексного понятия боевых (оперативных) возможностей группировки сил (средств). В свою очередь, каждая из составляющих боевых возможностей может также включать в себя отдельные слагаемые. Так, например боевые возможности войск ПВО включают в себя возможности: соединений (частей, подразделений) зенитных ракетных войск, зенитной артиллерии, авиации ПВО и радиотехнических войск [8]. Применительно к условиям нашего государства, считаю целесообразным предложить классификацию боевых возможностей по следующим основаниям: по видам Вооруженных Сил и родам войск (по средствам поражения), по решаемым задачам (функциональные), по эффекту (характеру) воздействия (рис. 1).

Исходя из анализа опыта боевого применения сил и средств поражения в ходе войн и вооруженных конфликтов, целесообразно подразделять боевые возможности еще по одному параметру - уровню учета условий обстановки. В этом случае могут быть выделены в отдельные группы: потенциальные, типовые и реализуемые (реальные) возможности.

Предлагаемая классификация, не являясь универсальной, в целом позволяет обоснованно разделить боевые возможности на определенные составляющие. Существует возможность их более детальной градации. В частности, в некоторых источниках встречаются специфические возможности, такие как: транспортировочные, по прикрытию объектов (ПВО), по выполнению специальных задач, удержанию объектов (ССО) и некоторые другие [13]. Однако они присущи только отдельным видам вооруженных сил и не являются общими.

Подразделение боевых возможностей по первой составляющей видам (родам) войск и средствам поражения может быть различным для отдельных государств, поскольку вооруженные силы имеют неодинаковый состав. Так, Республика Беларусь не имеет выхода к морю и не располагает собственным флотом, соответственно, боевые возможности данного вида ВС могут рассматриваться только в рамках взаимодействия стратегических группировок. Аналогичная ситуация складывается с ВДВ, которые имеются в составе ВС РФ, однако отсутствуют в наших Вооруженных Силах. В то же время силы специальных операций - составная часть белорусской армии, которой нет в Российской Федерации. Необходимо отметить, что на тактическом уровне целесообразно рассматривать только те боевые возможности, которыми непосредственно обладает рассматриваемая группировка и те средства поражения и защиты, которыми она располагает.

Для характеристики боевых возможностей по видам и средствам поражения в современных научных публикациях предлагается использовать ряд показателей. Это позволяет детализировать понятийный аппарат и описать количественно-качественные составляющие.

Относительно боевых возможностей Сухопутных войск в Военном энциклопедическом словаре сказано, что они характеризуются тем, удар какой по составу группировки войск противника может быть отражен в обороне или какую группировку в состоянии разгромить в наступлении. В качестве показателей боевых возможностей предлагается рассматривать: глубину и ширину полосы (участка, района) обороны, способность к уничтожению определенного числа танков, самолетов (вертолетов) и других средств противника. Для наступления рекомендуется использовать такие показатели, как ширина полосы наступления и участка прорыва, глубина боевой задачи, темп наступления, размер района (рубежа), которым данное формирование может овладеть, и другие [11].

Для каждого вида Вооруженных Сил, а в отдельных случаях и рода войск, рассматриваются собственные показатели боевых возможностей. Так, боевые возможности ракетных войск и артиллерии предлагается характеризовать числом и степенью поражения объектов противника определенным количеством боеприпасов, глубиной (дальностью) поражения противника, временем подготовки к нанесению огневого удара и некоторыми другими [9]. Для описания этого показателя применительно к специальным подразделениям (в том числе ВДВ) могут применяться такие параметры, как глубина десантирования в тыл противника, состав группировки войск противника, которую они могут разгромить, способность по захвату и уничтожению важных объектов, размеры районов, которыми могут овладеть, и время их удержания. Показателями боевых возможностей авиации ВВС и войск ПВО являются возможности по поражению целей на земле и в воздухе, досягаемости, добыванию (получению) разведывательной информации, преодолению системы ПВО противника, боевому напряжению и летному ресурсу, срокам выполнения задач и др. [13].

В том случае, если в вооруженном противоборстве используются общевойсковые соединения (части, подразделения), а также формирования других воинских структур государства, целесообразно использовать обобщенный показатель, характеризующий вероятность выполнения поставленной задачи в данных условиях оперативно-тактической обстановки в установленные сроки.

Исходя из предлагаемого подхода, считаю целесообразным классифицировать показатели боевых возможностей по следующим основным группам (рис. 2.).

Предлагаемый вариант соответствует общим требованиям построения систем и позволяет достаточно четко определить место каждого из показателей. Разобравшись в сущности показателей боевых возможностей, следует уточнить их содержание.

Приступая к рассмотрению данного вопроса, целесообразно разобраться в сущности категории содержание. Различные источники дают неоднозначную трактовку понятия. Словарь русского языка говорит, что содержание - это то, что составляет сущность кого-то (чего-то) [14]. В целом, соглашаясь с подобной трактовкой, автор считает, что более полно предъявляемым требованиям удовлетворяет другая формулировка, предложенная в [15].

Содержание - это философская категория, отображающая единство всех составных элементов объекта, его свойств, внутренних процессов, связей, противоречий и тенденций.

Основываясь на данном утверждении и анализе современных взглядов на сущность понятия боевые возможности, можно с достаточно высокой степенью вероятности утверждать, что для формирований Сухопутных войск содержание боевых возможностей может быть представлено как совокупность огневых, маневренных и ударных возможностей.

Зачастую в литературе можно встретить утверждение, что важнейшими слагаемыми (составными частями) боевых возможностей общевойсковых соединений (частей, подразделений) принято считать огневую мощь, ударную силу и маневренные возможности. По мнению автора, целесообразно детально разобраться в этих понятиях.

В Военном энциклопедическом словаре говорится, что огневая мощь - это неофициальный термин под которым понимаются возможности образцов (комплексов, систем) оружия, отдельных видов боевой техники и формирований видов ВС и родов войск по нанесению поражения противнику огнем (ударами) [11]. Имеются другие, отличные отданной, формулировки. Для того чтобы прийти к единому пониманию сути данного термина, целесообразно проанализировать сущность понятия мощь. Толковый словарь русского языка рассматривает его как «могущество, обладание силой, как источником господства, власти...» [17]. То есть мощь может рассматриваться как потенциальная способность выполнить какой-то объем задач и реализуется через применение силы.

О БОЕВЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ ОБЩЕВОЙСКОВЫХ ФОРМИРОВАНИЙ

Рис. 2. Классификация показателей боевых возможностей (вариант)

Анализ существующих подходов к трактовке данного понятия в различных научных источниках дает основание остановиться на следующем варианте. Огневая мощь - это количественно-качественная категория, характеризующая суммарный объем огневых задач, который может быть выполнен с заданной степенью поражения штатными, приданными и поддерживающими огневыми средствами соединения (части, подразделения). Другими словами - это совокупность боевых возможностей поддерживающей авиации, ракетных войск и артиллерии по поражению группировок и объектов противника при решении задач в ходе боя в целях нанесения необходимого ущерба противнику, изменения соотношения в силах и средствах в свою пользу, завоевания и удержания превосходства над противником и создания благоприятных условий для его разгрома [7].

По мнению автора, понятие огневой мощи, используемое сегодня в качестве слагаемого боевых возможностей, тождественно сущности огневых возможностей, и между ними может быть поставлен знак равенства.

Что касается другой составляющей боевых возможностей ударной силы, то она трактуется как способность войск (сил) наносить мощные удары по противнику [8]. То есть ударная сила практически отождествляется с ударными способностями или возможностями. Данное определение требует некоторых уточнений (пояснений) и не в полной мере раскрывает сущность понятия.

С философской точки зрения сила рассматривается как одно из фундаментальных понятий физики, которое является первопричиной движения всех вещей и явлений природы. Для военной области знаний более приемлемо использование формулировки, представляющее силу как характеристику интенсивности (степени) взаимодействия материальных объектов [18]. Носителями силы в нашем случае выступают войска. В то же время, обладая такой способностью, войска располагают и мощью, а соответственно, и возможностями.

Исходя из результатов проведенного исследования, а также современных подходов, считаю, что правомочно рассматривать ударную силу и возможности как аналогичные понятия. В этом случае, наиболее полно описывает рассматриваемую категорию следующее определение. Ударные возможности - это качественная категория, характеризующая способность воинского формирования разгромить определенную группировку противника после предварительного огневого подавления дальнобойными огневыми средствами [7]. Носителями ударных возможностей являются мотострелковые и танковые части и подразделения, основу которых составляют танки, боевые машины пехоты, бронетранспортеры. Следовательно, реализовываться они будут путем сочетания огня средств ближнего (дуэльного) огневого боя и их движения в ходе атаки (контратаки) для завершения разгрома противостоящего противника.

Таким образом, ударные возможности проявляются через ударную силу, то есть являются продуктом их реализации, и характеризуются способностью войск по уничтожению (разгрому) противостоящего противника в ближнем бою, а также размерами глубины и ширины полос территории, которые могут быть захвачены в наступлении, темпами продвижения войск.

Сегодня некоторые военные исследователи, основываясь на изменениях, происходящих в содержании современной войны, предлагают рассматривать несколько другие слагаемые боевых возможностей. Отдельные работы в данной области военной науки заслуживают пристального внимания, другие носят четко выраженный дискуссионный характер.

Один из предлагаемых подходов к содержанию боевых возможностей основан на утверждении, что применение вооруженных сил в войне предполагает осуществление трех основных функций: поражение противника, управление войсками и оружием, обеспечение военных действий. Исходя из этого, отдельные военные теоретики предлагают составными частями боевых возможностей считать возможности по поражению, управлению и обеспечению. К первым из них рекомендуется отнести огневые возможности воинских формирований и всех средств поражения, участвующих в бою, в том числе ядерного, высокоточного оружия, инженерных боеприпасов, огнеметных средств и др. Соответственно, исключить из числа слагаемых боевых возможностей ударную силу (возможности). Что касается маневренных возможностей, то на основании того, что маневр подразделениями и огнем осуществляется в целях занятия более выгодного положения по отношению к противнику для его более эффективного поражения, предлагается отнести их к возможностям по поражению [12].

Как мы видим, вместо существующих в настоящее время трех составных частей боевых возможностей, предлагается иметь три других, которые существенно отличаются от используемых в настоящее время.

Заключение о необходимости пересмотра содержания боевых возможностей делается на основании анализа боевых действий в ходе операции «Буря в пустыне» (2003 г.), когда многонациональные силы не имели численного превосходства над армией Ирака, но обладали подавляющим преимуществом в системах управления и обеспечения (прежде всего боевого), что, в конечном счете, и предопределило успех в целом.

Другой подход, предлагаемый российскими военными учеными, также базируется на анализе особенностей современных войн, однако основан на рассмотрении группировок войск как сложных боевых систем. По мнению разработчиков, каждая боевая система состоит из четырех подсистем: поражения, защиты войск, управления и обеспечения. В свою очередь, каждая из подсистем включает в себя составляющие более низкого уровня [16]. При таком подходе боевые возможности можно рассматривать не только в крупном плане, но и с учетом значимости подсистем любого уровня, что позволит выбирать и оценивать те из них, которые оказывают решающее влияние на результаты операции (боя) с учетом конкретных условий обстановки и возможностей противостоящего противника.

В структуру боевых возможностей группировок войск кроме общепринятых (огневого поражения, маневра и удара войсками) предлагается добавить новые элементы: управление, разведывательно-информационное обеспечение и защиту войск. Наряду с этим разработчики считают целесообразным первый из указанных элементов - огневое поражение, - до тех пор, пока он остается решающим в операции (бою), трактовать в более широком смысле и учитывать, что огневое поражение осуществляется совместно с другими видами поражения.

Анализ предлагаемых подходов к содержанию боевых возможностей позволяет выявить определенные тенденции:

назрела необходимость уточнения их структуры;

планируемые изменения должны включать возможности по управлению, обеспечению и защите войск;

условия современного общевойскового боя требуют более широкого толкования понятия «огневые возможности».

В то же время, по мнению автора, нельзя полностью исключать из содержания боевых возможностей отдельные элементы, как предлагается в первом подходе. В частности, упразднение понятия ударная сила (возможности) и включение этой составляющей в структуру боевых возможностей посредством возможностей по поражению. Уничтожение живой силы противника и техники в результате ударов войсками, и в частности под гусеницами боевых машин, закрепление достигнутого успеха своим присутствием является следствием реализации ударных возможностей. Второй подход, по мнению автора, более рационален и отвечает сегодняшнему уровню развития средств поражения. Однако и он требует определенной доработки с учетом особенности современного общевойскового боя. В результате анализа существующих взглядов на слагаемые боевых возможностей предлагается собственный вариант содержания боевых возможностей общевойсковых формирований (рис.3).

По своей сути, предлагается третий вариант решения задачи, являющийся творческим развитием подхода, основанного на рассмотрении группировок войск как сложных многоуровневых систем, с учетом имеющегося исторического и практического опыта.

Подобные подходы к структуре боевых возможностей группировок войск и расширение перечня их элементов необходимы, прежде всего, для более обоснованной оценки соотношения сил и средств сторон, а также для того, чтобы командиры общевойсковых формирований (группировок войск), начальники родов войск, специальных войск и служб более глубоко осознавали свою роль и ответственность за максимальное использование боевых возможностей.

О БОЕВЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ ОБЩЕВОЙСКОВЫХ ФОРМИРОВАНИЙ

Рис. 3. Предлагаемая структура содержания боевых возможностей

Вполне очевидно, что все составляющие боевых возможностей тесно взаимосвязаны и недооценка даже одной из них может негативно повлиять на выполнение боевых задач. В способности правильно оценивать и максимально реализовывать имеющиеся боевые возможности наиболее ярко будут проявляться искусство командиров и высокий уровень их профессионализма.

Возможности по управлению и обеспечению ранее не относились к боевым возможностям, но анализ современных боевых действий позволяет сделать вывод, что они становятся реальной материальной силой. Поэтому без их учета говорить о боевых возможностях вряд ли целесообразно. В то же время разведывательно-информационные и возможности по защите войск являются комплексными понятиями и могут быть отнесены к возможностям по обеспечению. Не умаляя их важности в современном бою, считаю, что рассматривать их в качестве отдельных составляющих содержания боевых возможностей преждевременно.

Таким образом, развитие военного дела требует постоянного уточнения, а в отдельных случаях и пересмотра понятий, которые казались незыблемыми буквально десятилетия назад. Боевые возможности, являясь фундаментальной категорией военной науки, не являются в этом плане исключением. Полученные в ходе исследования результаты могут рассматриваться как очередной шаг в процессе познания и уточнения теоретических основ в данной области знаний.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гринюк В.И., Фомин С.А. Вооруженный конфликт. Боевые возможности общевойсковых частей и подразделений при выполнении специальных задач. Монография. - Минск: Издание академии, 2004. - 175с.

2. Действия частей и подразделений по выполнению специальных задач: учеб. для ППС, слушателей и курсантов ВА РБ / Абрамов СМ., Черепанов В.Л., Фомин С.А. и др.; Под ред. Мисурагина И.А. - Минск: ВА РБ, 2003. - 315 с.

3. Боевые возможности общевойсковых частей и подразделений при выполнении специальных задач по борьбе с незаконными вооруженными формированиями: Отчет о НИР "Атака "/ УО «ВА РБ»; Рук. темы В.И. Гринюк. - Минск, 2004. - 118 с.

4. Обоснование расчета боевых возможностей омбр при ведении обороны: Отчет о НИР "Удар"/Рук. темы В.И. Гринюк. - Минск: ВАРБ, 1997.-163 с.

5. Самсонов С.Л., Субботин М.Н., Фомин С.А. Боевые возможности батальона в общевойсковом бою: уч. пособие. - Минск: ВА РБ, 2002.-59 с.

6. Обоснование боевых возможностей механизированного батальона при ведении сетевой, очаговой и зональной обороны во взаимодействии с силами территориальной обороны: Отчет о НИР "Возможности"/УО«ВА РБ»; Рук. темы М.Н. Субботин. - Минск, 2006. -60 с.

7. Разработка методики оценки боевых возможностей воинских формирований при ведении очаговой, зональной, сетевой обороны// НИР «Возможности-2» / Под. науч. рук. В.И.Шатько, С.В.Попов, Н.Е.Бузж, С.А.Фомин. - Минск: УО «ВА РБ», 2007. - 98с.

8. Военный энциклопедический словарь. / Пред. Гл. ред. комиссии С.Ф.Ахромеев. - М.: «Воениздат», 1986. - 863 с.

9. Военный энциклопедический словарь. - М.: Издательский дом «ОНИКС 21 век», 2002. - 1432 с.

10. Военный энциклопедический словарь в 2-х томах, т.1 / Редкол.:А.Т.Горкин, В.А.Золотарев, В.М.Каревидр. - М.: Большая Российская Энц., «Рипол Классик», 2001. - 848 с.

11. Военный энциклопедический словарь. - М.:Эксмо, 2007. - 1024 с.

12. Липаткин А. В. О боевых возможностях воинских формирований // Военная мысль. - 2006. - № 7. - С. 37-40.

13. Масюкевич B.C., Корнеев Г.И. О классификации боевых возможностей соединений, частей и подразделений / Сб. докладов V ВНК ВА РБ 28-29.11.2001 г. - Минск: ВА РБ, 2001. - С. 138.

14. Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю.Шведовой. - 16-е изд. - М.: Рус. яз., 1984. - 797с.

15. Философский энциклопедический словарь. / Гл. редакц.: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, СМ. Ковалев, В. Г. Панов. - М.: Советская энциклопедия, 1983. - 840 с.

16. Брюзгин Е.Л. К вопросу о боевых возможностях группировок войск в общевойсковой операции (бою) // Военная мысль. - 2007г. - № 10.

17. Толковый словарь русского языка/Под ред. Б. М. Волина, Д.Н.Ушакова. - Т.2.- М.: Государственное издание иностранных и национальных слов, 1938. - 1039 с.

18. Философская энциклопедия / Под ред. Ф.В. Константинова. - Т.5. - М.: Советская энциклопедия, 1970. - 740 с.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации