Некоторые тенденции развития средств воздушного нападения по опыту военных конфликтов

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 1/2007, стр. 34-37

Некоторые тенденции развития средств воздушного нападения по опыту военных конфликтов

УДК 355.424:623.74

Подполковник О.Б. ГИРИС,

начальник группы Научно-исследовательского института

Вооруженных Сил Республики Беларусь

Военно-политическое руководство в ведущих государствах мира, особенно в странах НАТО, считает, что характер вооруженной борьбы в XXIвеке претерпит значительные изменения, причем ключевую роль в боевых операциях теперь будут играть средства, действующие в воздушном (воздушно-космическом) пространстве. Наиболее наглядными примерами этому могут служить операции «Буря в пустыне» (1991 год), «Лис пустыни» (1998 год), «Решительная сила» (1999 год) и «Несгибаемая свобода» (2001 год), где основная роль в достижении целей операции отводилась средствам воздушного нападения.

Наиболее развитые государства в последнее время стремятся не содержать многочисленные сухопутные войска, делая при этом ставку на преимущественное развитие военно-воздушных и военно-морских сил. В военных конфликтах эти государства способны проводить крупномасштабные военные действия, решающая роль в которых отводится средствам воздушного нападения (СВН), оснащенных элементами высокоточного оружия. Это вызывает значительные изменения во взглядах на роль и место их в военных конфликтах, а также на формы и способы боевого применения.

В операции «Свобода Ирака» 2003 года США и их союзники продемонстрировали новую форму военных действий - «адаптивные» боевые действия СВН. Сущность новой формы заключалась в осуществлении перехода от действий по заранее составленному плану к действиям, когда выбор объектов поражения и распределение по ним конкретных сил и средств проводился непосредственно перед ударом [1]. Ведение «адаптивных» боевых действий СВН обусловлено расширением информационной базы разведки и привлечением для обработки информации, планирования, а также непосредственного целераспределения и целеуказания все более мощных моделирующих комплексов и АСУ оперативных и стратегических органов управления средствами воздушного нападения.

Одним из вариантов создания органов стратегического управления СВН является развертывание на континентальной части Соединенных Штатов и вдали от районов ведения активных военных действий региональных центров управления воздушными операциями (ЦУВО). ЦУВО в системе управления ВВС на театрах военных действий (ТВД) является основным инструментом реализации процедуры многовариантного планирования боевого применения авиации в оперативно-стратегической глубине во взаимодействии с мобильными и экспедиционными силами (в том числе и с союзниками).

По степени автоматизации процессов управления совместными действиями разнородных сил такие центры являются наиболее технически оснащенными органами в структуре управления военно-воздушными силами. Технические возможности ЦУВО позволяют моделировать до 1500 полетных заданий при интенсивности задействования авиации до 3000 самолето-вылетов в сутки [2]. Для расширения информационной базы разведки США создали глобальную разведывательно-информационную систему (рисунок 1). Сущность данной системы заключается в следующем: между Е-ЗА (самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления), RC-135U/W (самолет радио- и радиотехнической разведки) и Е-8С (самолет радиолокационной разведки) ведется прямой радиообмен разведданными. Операторы самолета Е-ЗА систематизируют всю полученную информацию и через объединенную тактическую систему обмена и распределения информации «JTIDS» доводят в кабины экипажей ударных самолетов полную картину воздушной и наземной обстановки. Для оценки результатов авиационных ударов и корректировки последующих ударов применяются разведывательные БПЛА «Predator» и «Hunter», которые в реальном масштабе времени передают на КП и штаб руководства телевизионное изображение наземной обстановки. Созданная система позволяет обеспечить экипажи боевых самолетов оперативной информацией о тактической обстановке; исключить удары по своим войскам благодаря точному информированию экипажей о линии боевого соприкосновения сторон; использовать разведданные (точные геодезические координаты) для целеуказания в интересах эффективного применения ВТО; сократить время запаздывания информации, передавать ее в реальном масштабе времени; обеспечить четкую координацию разведывательных и ударных средств. Такая система в разных вариантах была апробирована в Югославии и Ираке.

Немаловажным фактором в развитии СВН и способов их применения явилось их оснащение высокоточным оружием. Увеличение доли высокоточного оружия, которое применялось в локальных конфликтах, отражено на рисунке 2.

Анализ данных, приведенный на рисунке 2, свидетельствует о том, что прирост доли ВТО в период 1991 - 2003 годов составил 60%. Количественное увеличение ВТО повлекло за собой перераспределение функций самолетов-носителей ВТО и их мест в боевых порядках авиации.

Некоторые тенденции развития средств воздушного нападения по опыту военных конфликтов

Некоторые тенденции развития средств воздушного нападения по опыту военных конфликтов

Если ранее действия самолетов-носителей ВТО прикрывались демонстрационными группами авиации, самолетами РЭБ и другими силами и средствами, то теперь самолеты-носители ВТО выполняют боевую задачу самостоятельно, что повлекло за собой изменения в построении боевых порядков ударных самолетов, действующих в эшелоне подавления ПВО и в ударных эшелонах. Это нашло свое выражение в переходе к одновременным действиям большого количества малочисленных по составу ударных групп (даже одиночных самолетов), решающих свои конкретные задачи по поражению объектов. Все это свидетельствует о том, что такое понятие, как «массированный авиационно-ракетный удар», приобретает совсем иной смысл и рассматривается не с точки зрения массированных налетов авиации в плотных боевых порядках, а с точки зрения одновременных действий большого количества малочисленных по составу авиационных групп, действующих по разным целям. Такая тенденция явно обозначилась в военных конфликтах на Балканах и в Персидском заливе, где авиация НАТО наносила массированные удары, используя при этом небольшие по составу ударные группы и даже одиночные самолеты.

Использование СВН высокоточного оружия повысило эффективность его боевого применения. Так, совершив примерно одинаковое количество боевых вылетов (41 000 в 1991 г. и 46 000 в 2003 г.) и использовав практически одинаковое число высокоточных средств поражения, самолеты поразили почти в 4,5 раза больше целей, чем 12 лет назад (4500 и 19 900 соответственно) [3]. Повышение эффективности применения СВН обусловлено высокими точностными характеристиками средств поражения, что позволяет решать боевые задачи меньшим составом сил. Согласно расчетам зарубежных военных экспертов количество самолето-вылетов, необходимое для поражения одних и тех же малоразмерных объектов с помощью ВТО, сокращается в 4 - 5 раз по сравнению с применением неуправляемых средств поражения [4].

При этом тактика действий СВН существенно упростилась, поскольку их главной задачей остался выход на установленные рубежи, расположенные вне зон действия активных средств ПВО противостоящей стороны (а в некоторых случаях - и вне зон разведывательных средств ПВО), и согласованное по времени применение ВТО. Эта тактика определяется, прежде всего, типом системы наведения, установленной на конкретном образце, характером объекта поражения, а также степенью его защищенности средствами ПВО. Помимо этого появляется реальная возможность для достижения тактической внезапности, особенно при нанесении первого авиационного удара.

Совместное применение разведывательно-информационных систем и высокоточных средств поражения позволило США перейти к новой оперативной концепции - «уничтожение системы ПВО противника» (DEAD - Destruction of Enemy Air Defences). Объективными предпосылками для перехода к новой концепции явилась недостаточная, по мнению американских специалистов, эффективность боевого применения существующих противорадиолокационных ракет (ПРР), а также остающаяся пока нерешенной задача контроля в реальном масштабе времени результатов ударов ПРР. Американские специалисты убедились, что масса боевой части ПРР «HARM» не обеспечивает гарантированного уничтожения радиолокационных станций (РЛС), поскольку даже при небольших ошибках наведения ракеты очень сложно определить состояние РЛС после удара: выключилась она или поражена, а если поражена, то какова степень ее повреждений. Применение же в аналогичной ситуации, например управляемых авиабомб (УАБ) типа «Paveway III», «JDAM», управляемых ракет (УР) AGM-84H или AGM-130, имеющих массу заряда в 10 - 25 раз большую, чем у ПРР «HARM» и возможность пуска вне зон действия наземных средств ПВО, существенно повышает вероятность поражения РЛС и других средств ЗРК.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что концепция DEAD была реализована против Югославии. Было отмечено следующее применение средств поражения по позициям частей ПВО: крылатых ракет (КР) - 2 - 3%; ПРР «HARM» - 25 - 30%; УР AGM - 130 - 1 - 2%; УАБ GBU-22,-24 - 65%. Имели место случаи, когда по одному дивизиону ПВО ВС СРЮ ракеты «HARM» безуспешно применялись 10 раз, тогда как применение одной-двух УАБ позволило полностью уничтожить данный зенитный ракетный дивизион. В операции «Шок и трепет» (март 2003 г.) также отмечено приоритетное применение УАБ (УР) по средствам ПВО. Всего из общего количества средств поражения - 64% приходится на УАБ (УР) [5].

Анализ опыта применения СВН в военных конфликтах выявил следующие тенденции их развития.

Стратегическая бомбардировочная авиация (СБА) в период до 2015 г. останется в составе ВВС США и будет представлена самолетами трех поколений: В-IB, B-52H, В-2А. В связи с этим следует ожидать дальнейшее наращивание их боевых возможностей путем улучшения показателей эксплуатационной ремонтопригодности самолетов, усовершенствования систем управления оружием, радиоэлектронного противодействия, навигации и связи, оснащения их перспективными образцами авиационного вооружения. Что касается последнего, то центральное место здесь отводится новым управляемым ракетам класса «воздух - земля», применение которых будет возможно в любых метеоусловиях и ночью. Начало исследований по созданию нового поколения бомбардировщиков следует ожидать не ранее 2010 - 2015 гг. Работы будут направлены на создание самолета с дальностью полета до 12 000 км и боевой нагрузкой до 30 т, оснащенного многоспектральной прицельной системой с дальностью обнаружения типовых целей не менее 200 км и высокоточным управляемым авиационным вооружением.

В тактической авиации прослеживается тенденция к сокращению количества типов самолетов. Так, во многих зарубежных странах планируется до 2015 г. снять с вооружения истребители-перехватчики и штурмовики. Дальнейшее их развитие признано нецелесообразным по причине узкоспециализированности. Вместо них планируется разработать многоцелевые истребители и истребители-бомбардировщики. Эти перспективные машины будут обладать повышенными многоцелевыми возможностями, основными из которых станут сверхзвуковая крейсерская скорость (М>1,5), высокая маневренность, большие радиус действия и боевая нагрузка, малая заметность, возможность короткого взлета и вертикальной посадки.

Планами перевооружения предусматривается появление в прогнозируемый период в ВВС иностранных государств следующих перспективных самолетов:

истребителей-бомбардировщиков - JSF (США), «Рафаль»В (Франция), F-2 (Япония), «Цзянь-Хун-7» (Китай);

многоцелевых истребителей - F-22A (США), EF-2000 (Великобритания, ФРГ, Италия, Испания), «Рафаль»С (Франция), «Цзянь-10,12» (Китай).

Кроме того, перспективные самолеты будут совершенствоваться в направлении снижения эффективной поверхности рассеивания (ЭПР). В настоящее время в боевом составе СВН США и стран НАТО преобладают средства, имеющие сравнительно высокую ЭПР. Однако в ближайшие 10 - 15 лет, благодаря развитию современных технологий и внедрению новых технических решений при разработке перспективных авиационных средств и модернизации существующих, сохранится тенденция снижения ЭПР, особенно в сантиметровом диапазоне длин волн (в первую очередь, средств тактической авиации и беспилотных летательных аппаратов).

Помимо пилотируемой авиации в США активизировались исследования в области создания ударных беспилотных летальных аппаратов (БПЛА), которые по оценке аналитических служб Пентагона к 2030 г. займут доминирующее положение в средствах ведения воздушной войны. Первые боевые БПЛА «Predator RQ-1B» использовались в Афганистане для решения относительно простых задач по поражению хорошо разведанных целей. В дальнейшем их предполагается привлекать для огневого подавления средств ПВО противника, ведения радиоэлектронной борьбы и поражения мобильных целей. Несмотря на ожидаемый рост боевых возможностей боевых БПЛА, по мнению специалистов США, они не заменят самолеты, так как не смогут выполнять возложенные на них задачи в полном объеме. Поэтому боевые БПЛА дополнят самолеты, что в целом повысит боевые возможности тактической авиации ВВС и авиации ВМС.

Разрабатываемое в настоящее время перспективное авиационное управляемое оружие будет отличаться возможностью автономного обнаружения, сопровождения и точного поражения широкой номенклатуры наземных и надводных целей круглосуточно и в сложных метеоусловиях на дальности, лежащей вне зоны действия ПВО противника.

Наметилась тенденция увеличения образцов авиационного управляемого оружия, оснащенных приемниками спутниковой навигационной системы «NAVSTAR». Так, в операции «Свобода Ирака» 2003 года доля оружия с данной системой наведения составляла 93% (для сравнения в операции « Буря в пустыне» 1991 года она составляла всего 8%) [6].

В рамках работ по совершенствованию систем наведения управляемого авиационного оружия важнейшее место отводится созданию новых типов головок самонаведения (ГСН) радиолокационной с синтезированием апертуры и цифровой обработкой сигналов, активной лазерной, радиолокационной миллиметрового диапазона волн. Их преимущества состоят в возможности распознавания и наведения оружия в наиболее уязвимую часть целей, действий в сложных метеоусловиях, выделения на фоне земли слабоконтрастных целей. Использование таких ГСН повысит точность наведения управляемого оружия (КВО составит менее 3 м). При использовании миллиметрового диапазона станут возможными антенные системы, имеющие малые геометрические размеры и узкую диаграмму направленности. Такие ГСН будут иметь высокую разрешающую способность, позволяющую осуществлять распознавание целей по их радиолокационным сигнатурам, записанным в память вычислителя.

В целом опыт применения СВН в военных конфликтах показал, что:

развитие разведывательно-информационных систем и автоматизация процессов управления обуславливает переход к новой форме боевого применения СВН -«адаптивным» боевым действиям;

оснащение СВН системами ВТО не только увеличивает их боевой потенциал, но и приводит к определенным изменениям способов его боевого применения;

интеграция разведывательно-информационных систем и высокоточных средств поражения позволит СВН гарантированно уничтожать противостоящую систему ПВО;

авиация в ближайшем будущем будет представлена стратегическими бомбардировщиками, универсальными многоцелевыми истребителями-бомбардировщиками и ударными БПЛА;

развитие управляемого авиационного оружия идет по пути увеличения дальности применения, точности обнаружения и наведения, возможности по поражению целей круглосуточно в сложных метеоусловиях.

Из этого следует, что с учетом реальной обстановки в ближайшее время необходимо развернуть непосредственную работу по созданию системы, способной противодействовать СВН. Система функционально должна включать:

интегрированную систему разведки и предупреждения о подготовке и начале воздушного нападения, включающую радиолокационные (активные и пассивные) и оптико-электронные средства разведки космического, воздушного и наземного базирования, функционирующую в реальном масштабе времени с единым разведывательно-информационным центром, которая обеспечивает доведение необходимой разведывательной и боевой информации до потребителя;

передовой авиационный эшелон, базирующийся на самолетах 5-го поколения, для борьбы с носителями ВТО до рубежей их пуска, воздушными средствами обнаружения управления и наведения, а также с крылатыми ракетами на маршрутах их полета к объектам ударов;

систему зенитно-ракетной обороны, включающую активно-пассивные комплексы и системы воздушного и наземного базирования большой, средней и малой дальности для борьбы с прорвавшимися носителями ВТО на маршрутах полета к объектам и непосредственно у объектов;

комплексные (активно-пассивные) средства индивидуальной и групповой защиты от ВТО для высокоэффективной защиты наиболее дорогостоящего вооружения, войск и других наиболее важных объектов обороны государства;

иерархически распределенную, автоматизированную систему управления сил и средств, включающую также моделирующие комплексы и экспертные системы поддержки принятия решений, способные решать задачи динамического планирования боевых действий войск в реальном масштабе времени (близком к реальному), являющуюся составной частью единой системы управления вооруженными силами государства;

систему связи и навигации, включающую средства связи космического, воздушного и наземного базирования, функционирующую в реальном масштабе времени;

систему радиоэлектронной борьбы с СВН и элементами ВТО.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ноговицын А.А., Барвинников В.В. Развитие способов и форм военных действий информационный аспект // Военная мысль. - 2004.- №2. - С. 23-28.

2. Азов В. О реализации в США концепции ведения военных действий в едином информационном пространстве // Зарубежное военное обозрение. - 2004 - № 6. - С. 10 - 17.

3. Сидоркин А. Роль ВВС в реализации национальной военной стратегии США // Зарубежное военное обозрение. - 2004. - № 1. - С. 18-22.

4. КорнуковА. О возрастании роли противоборства в воздушно-космической сфере и задачах ВВС в военных действиях XXI века// Военная мысль. - 2001. - №5. - С. 5 - 9.

5. Соколов А. Балканская «дуэль» // Воздушно-космическое обозрение. - 2003. - № 1(8). - С. 26 - 29.

6. Ноговицын А. Действия ВВС США и Великобритании по уничтожению точечных целей и разгрому наземной группировки ВС Ирака в ходе операции «Свобода Ирака» // Вестник Академии военных наук. - 2003. - № 3. - С. 20- 27.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации