Методология дестабилизации социума технологии бархатных революций и проблемы противодействия деструктивным акциям

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ № 2/2006, стр. 3-6

Методология дестабилизации социума: технологии «бархатных» революций и проблемы противодействия деструктивным акциям

УДК 323.27; 327.88; 355.0

Полковник В.М.МАКАРОВ,

первый заместитель начальника главного управления -

начальник управления информации главного управления идеологической работы

Министерства обороны Республики Беларусь,

кандидат педагогических наук,

профессор Академии военных наук Российской Федерации

В последние годы постсоветское пространство втягивается в состояние острой нестабильности, которое создается извне в геополитических целях. В этих условиях самостоятельная политика Республики Беларусь, основанная, прежде всего, на отстаивании собственных национальных интересов, подвергалась и подвергается ожесточенному политическому и информационному воздействию извне.

К концу 80-х годов прошлого века в политической практике США и их союзников была выработана достаточно эффективная технология целенаправленной дестабилизации и смены власти в самых разных странах. За последние 12 -13 лет эта технология доведена до высокой степени надежности и в самое последнее время была применена на территории бывшего СССР.

Однако, несмотря на информационно-психологическую агрессию против нашего государства и расширение направлений деятельности деструктивных сил, использующих наиболее эффективные способы дестабилизации социума, социально-политическая обстановка в республике остается стабильной.

Важнейшим условием успешного противодействия попыткам политической дестабилизации является изучение методологических основ дестабилизации социума, применяемых в так называемых «бархатных» революциях, и разоблачение соответствующих технологий, используемых деструктивными силами.

Под методологией дестабилизации социума следует понимать совокупность взглядов и учений о структуре, организации, методах и средствах деятельности деструктивных сил по дестабилизации обстановки в обществе в конкретных пространственно-временных параметрах.

В данной статье представлена критика технологий политической дестабилизации, изложенных в работах Самюэля Хантингтона, Майрона Вейнера, Джина Шарпа, Брюса Дженкинса и других авторов теорий якобы «ненасильственных» государственных переворотов [12; 13; 14].

1.

По существу, модели, которые используют сегодня современная белорусская оппозиция и ряд деструктивных организаций зарубежных стран, не новы. По мнению С. Кара-Мурзы, истоки современных «оранжевых» революций следует искать у Антонио Грамши, который в 30-е годы ХХ века создал принципиально новую теорию государства и революции, изложенную в ряде работ, в том числе в «Тюремных тетрадях» [4; 5, c. 27]. То положение, когда достигнут необходимый уровень согласия граждан и власти, Грамши назвал «культурной гегемонией». По мнению автора, установление или подрыв гегемонии - процесс «молекулярный», протекающий не как столкновение классовых сил, а как невидимое изменение настроений и мнений в сознании людей. При этом «гегемония» опирается на «культурное ядро» общества, и пока оно стабильно, в обществе имеется «устойчивая коллективная воля». Соответственно подрыв и разрушение «культурного ядра» и «коллективной воли» - главные условия революции.

То есть основное содержание теории «молекулярной» революции - смена форм организации сознания, осуществляемая, говоря современным языком, посредством «войны в сфере смыслов» [8, c. 18].

Теория революции Антонио Грамши развивается многими авторами. К ним относится Джин Шарп, доктор наук, старший научный сотрудник Института Альберта Энштейна в Бостоне. Его книги «Политика ненасильственного действия» (1973), «Общественная сила и политическая свобода» (1979), «Оборона, базирующаяся на гражданской активности» (1990), «От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения» (1993) [13] стали руководством к действию по дестабилизации обстановки, организации политического неповиновения в ряде государств, в том числе в республиках СССР, а также на постсоветском пространстве.

Именно по моделям Джина Шарпа разыгран трагический сценарий в Вильнюсе в январе 1991 года и сценарии «цветных» революций в последние годы. Причем тексты Джина Шарпа размещены не только на сайте его института, но также и на сайтах грузинской «Кмары», белорусской оппозиционной молодежной организации «Зубр», российских сайтах (http://www.aeinstein.org; http://www.zubr-belarus.com; http://www.psifaktor.org/lib/sharp.htm.)

Джин Шарп пишет: «Подобно вооруженным силам, политическое неповиновение может быть использовано в различных целях, от оказания влияния на противников с целью вызвать определенные действия или создания условий для разрушения ненавистного режима. Такое оружие хорошо известно - это протест, забастовка, отказ в сотрудничестве, бойкот, выражение недовольства и народное самоуправление. Любое правительство может править постольку, поскольку оно способно пополнять необходимые источники силы путем сотрудничества, подчинения и послушания со стороны населения и общественных институтов. Политическое неповиновение обладает уникальной способностью перекрывать такие источники власти» [13, c. 42 - 43].

Показательно то, что разработка генеральной стратегии свержения власти и установления «демократии» Джином Шарпом рассматривается как военная операция, в ходе которой решается множество задач [13, c. 71 - 72]:

- определение конкретных целей кампании;

- выбор конкретных методов или политического оружия. В каждом общем плане стратегической кампании определяются тактические планы меньшего масштаба;

- определение того, как должны быть связаны экономические вопросы с общей политической борьбой;

- заблаговременное определение наилучшей руководящей структуры и системы связи для борьбы;

- доведение новостей сопротивления до основного населения и международных СМИ;

- планирование основанной на собственных возможностях социальной, просветительской и политической деятельности в процессе развития конфликта;

- определение желательного типа внешней помощи для поддержки отдельной кампании или общей борьбы.

Таким образом, речь идет о планировании государственного переворота, осуществляемого специфическими формами и методами.

Причем в книге Шарпа представлено 198 конкретных методов «ненасильственных» действий, начиная от официальных заявлений (публичных выступлений, писем протеста или поддержки) и до политического вмешательства (чрезмерной загрузки административной системы, разоблачения секретных агентов и т.д.).

Многие из этих методов пытались применить и в ходе акций гражданского неповиновения в Беларуси в период президентских выборов.

Причем «ненасильственные действия» весьма условное понятие. Например, в рамках «психологического вмешательства» у Шарпа предусмотрено даже «самоотдача во власть стихии (самосожжение, утопление и т.п.)», а также «ненасильственное психологическое изнурение оппонента» [13, c. 108].

2.

Классическим вариантом дестабилизации социума является алгоритм «бархатных» революций, предложенный С.Хантингтоном в книге «Третья волна: Демократизация в конце ХХ века» [12].

По существу им сформулированы принципы свержения законной власти.

В качестве основного методологического положения для свержения неугодных правительств автором предлагается сформулированное генералом Фернандо Матеи, командующим чилийскими ВВС незадолго до выборов в Чили в 1988 году правило, которое настойчиво внушается широким массам населения: «Если кандидат правительства победит, то все скажут, что это было подстроено. Если проиграет, все скажут, что выборы были честные».

В 1990 году сандинисты, уверенные в победе, ощутили необходимость провести выборы честно и пригласили толпы иностранных наблюдателей, которые могли бы засвидетельствовать их честность и их победу.

Результаты выборов в обоих случаях подчеркнули сказанное Матеи [12, c. 201].

Хантингтоном сформулированы также правила (уроки) по свержению законных правительств на основе рекомендаций Майрона Вейнера [14].

«Уроки для тех, кто стремится к демократии, таковы:

мобилизуйте широкую ненасильственную оппозицию режиму,

ищите поддержки у центра и при необходимости у правых консерваторов,

сдерживайте левых и не давайте им выйти на первые роли в движении,

склоните на свою сторону часть военных,

добейтесь сочувственного освещения в западных средствах массовой информации и поддержки США».

При этом предлагается следующий алгоритм действий [12, c. 163 -165]:

1) Сосредоточьте внимание на нелегитимности или сомнительной легитимности режима; это его самое уязвимое место. Нападайте на режим, поднимая общие темы, имеющие широкий общественный резонанс, как, например, коррупция и жестокость. Пока режим успешно функционирует (особенно в экономической сфере), эти нападки ни к чему не приведут. Но как только он станет менее функциональным (что непременно должно случиться), разоблачение его нелегитимности станет единственным и важнейшим рычагом, который поможет убрать его от власти.

2) Правители со временем отталкивают первоначальных сподвижников. Уговорите эти недовольные группы поддержать демократию как необходимую альтернативу существующей системе. Особенно постарайтесь привлечь лидеров деловых кругов, специалистов из среднего класса, религиозных деятелей и лидеров политических партий, большинство которых, вероятно, поддерживало создание системы. Чем более «респектабельной» и «ответственной» будет казаться оппозиция, тем легче ей будет завоевывать новых сторонников.

3) Обхаживайте генералов. В конечном счете, падет режим или нет, будет зависеть от того, поддержат ли они его, присоединятся к вам в оппозиции или останутся в стороне. Поддержка военных может быть полезна во время кризиса, но, в сущности, все, что вам от них действительно нужно, - чтобы они не захотели защищать режим.

4) Практикуйте и проповедуйте ненасилие. Помимо всего прочего, вам тогда будет легче перетянуть на свою сторону силы безопасности: солдаты как-то не склонны сочувствовать людям, которые швыряют в них бутылки с «коктейлем Молотова».

5) Хватайтесь за любую возможность выразить свою оппозиционность режиму, в том числе и за возможность участия в организуемых им выборах.

6) Развивайте контакты с мировыми средствами массовой информации, зарубежными правозащитными организациями и транснациональными учреждениями, такими как церковь. В особенности мобилизуйте сторонников в Соединенных Штатах. Американские конгрессмены всегда ищут нравственный повод создать себе рекламу, который можно использовать против американской администрации. Драматизируйте ваше дело в их глазах и дайте им материал для выступлений по телевидению и речей, которые будут напечатаны в газетах с броскими заголовками.

7) Добивайтесь единства среди оппозиционных групп. Пытайтесь создавать обширные организации-зонтики, облегчающие сотрудничество таких групп.

Одним из доказательств вашей способности стать демократическим лидером своей страны будет умение преодолеть препятствия и обеспечить определенное единство оппозиции. Помните изречение Гэбриела Алмонда: «Великие лидеры - это великие создатели коалиций».

8) Когда авторитарный режим падет, будьте готовы быстро заполнить образовавшийся вакуум власти. Это можно сделать: выдвинув на сцену популярного, харизматического, демократически ориентированного лидера; быстро организовав выборы, дабы придать народную легитимность новому правительству; создав ему международную легитимность - заручившись поддержкой иностранных и транснациональных акторов (международных организаций, США, Европейского Сообщества, католической церкви).

Осознайте тот факт, что некоторые из ваших бывших партнеров по коалиции захотят установить новую - собственную диктатуру, и потихоньку организуйте сторонников демократии для отражения таких попыток, если они будут иметь место.

Достаточно конкретны и поучительны советы «демокра-тизаторам» по поводу ограничения власти военных: «Быстро вычистите или отправьте в отставку всех потенциально нелояльных офицеров, включая и ведущих сторонников режима, и военных реформаторов, которые, возможно, помогли Вам установить демократический режим. Последние скорее утратят вкус к демократии, чем охоту вмешиваться в политику.

Безжалостно карайте лидеров попыток переворота против вашего правительства.

Четко определите и укрепите цепочку командования.

Переориентируйте ваши вооруженные силы на военные задачи. У вас могут быть все основания желать урегулировать конфликты с другими странами» [12, c. 271 - 272].

То есть даже тех, кто помог свергнуть «авторитарный» режим, ждет по Хантингтону «зачистка».

По существу в Беларуси пытались развернуть подобные сценарии «цветных» революций.

При этом приоритетным направлением обвинений государственной власти в нашей республике явились, якобы, отсутствие демократии, приверженность к авторитаризму и тоталитаризму.

Поэтому вполне закономерной была столь мощная волна попыток фальсификации итогов и уроков Великой Победы, ибо нельзя обвинять в приверженности тоталитаризму народ, принесший на алтарь победы над фашизмом подобные жертвы, как народ Беларуси [9, c. 18 - 20].

На Нюрнбергском процессе, который является результатом Ялтинской и Потсдамской конференций, была сделана абсолютно негативная оценка фашизму. И никакая из значимых мировых сил оценку фашизма как «чумы ХХ века» идеологически демонтировать не пытается.

Другое дело, что после окончания Второй мировой войны была проведена операция приравнивания одной из сил, боровшихся с фашизмом, - а именно, коммунизма и СССР, - к самому фашизму.

Для этого было использовано словечко «тоталитаризм». И эта провокационная «склейка» двух антагонистов - и в либеральной (причем не только либеральной) печати, и в мировом общественном мнении рассматривается чуть ли не как «высоколобая аксиома». На самом деле авторы данной псевдонаучной семантической операции проводили ее по конкретному заданию и с конкретной целью, хорошо понимая, что лгут. Операцию начал известный экономист и социолог Фридрих Хайек, затем подключились Ханна Арендт и другие. И слово «тоталитаризм» сделали расхожим и в равной степени употребительным как в отношении фашизма, так и в отношении коммунизма. Подробно эта семантическая операция описывается в работах С.Кургиняна [7, c. 4 - 49].

Сегодня подобная же операция проводится и против Республики Беларусь, которая обвиняется в отсутствии демократии, произволе властей, нарушении прав человека и т.д. Поэтому активно используются и семантические конструкции типа «тоталитаризм» или «авторитаризм».

3.

Необходимо учитывать, что информационные кампании, как правило, сочетаются с провокациями, имеющими цель дестабилизации политических отношений между партиями и движениями, разжигания недоверия к власти, обострения политической борьбы и т.д.

Новейшая история знает примеры изощренных провокаций, итогом которых было не просто формирование определенного общественного мнения, но и трансформация сознания людей, обусловившая значительные геополитические сдвиги.

При этом важно еще раз подчеркнуть, что «ненасильственные» сценарии смены власти в современной истории, в том числе в ходе так называемых «бархатных» революций, весьма условное понятие.

Опыт всех уже совершенных «оранжевых» революций показал, что их ненасильственный характер является условностью. Ненасильственные действия создают общий фон и на первой стадии вызывают симпатии населения и привлекают массовых участников. Но уже на предварительном этапе подготовки революции в ней создается «жесткая» военизированная группа, которая в решающий момент должна совершить насильственные действия (с оружием или без оружия в зависимости от обстоятельств) [5, c. 298].

Такой «взрыв народного гнева» не просто предусмотрен в сценарии спектакля, он в нем необходим как ритуал, как кульминация «праздника угнетенных». Вот тогда революция свершилась.

В Беларуси создана эффективная система обеспечения национальной безопасности. Поэтому подобные сценарии не проходят, несмотря на беспрецедентные усилия, предпринимаемые деструктивными силами для дестабилизации обстановки, как, например, в ходе подготовки и проведения выборов Президента Республики Беларусь в 2006 году.

Вместе с тем мы не гарантированы от попыток провокаций и в будущем. Поэтому уместно обратиться к истории. Например, к истории Вильнюсских событий в 1991 году, разыгранных по сценариям Джина Шарпа. Это особенно важно в связи с обвинениями власти в преследовании оппозиции.

В предшествующий период в ряде государств Запада и Прибалтики проходили семинары по проблемам поддержки оппозиции в Беларуси, причем одним из ведущих организаторов выступал Институт им. Энштейна, занимающийся вопросами гражданской обороны - психологической войны.

О том, что значит для них «гражданская оборона», достаточно хорошо показали сами Вильнюсские события 13 января 1991 года.

Итогом этих трагических событий стала гибель 13 человек, обвинение десятков офицеров Советской Армии, в том числе маршала Д.Т.Язова в военных преступлениях, уголовное дело «профессоров» и приход к власти в Литве правых во главе с Ландсбергисом.

Главным действующим лицом этой провокации стал некто А. Буткявичюс. Причем им самим еще в 2000 году в интервью литовскому еженедельнику «Обзор» открыто было заявлено о том, что все события 13 января 1991 года - психологическая провокация [3]:

- Господин Буткявичюс, Вы заговорили о жертвенности. Я хочу задать Вам один вопрос...

- Только прямой.

- Естественно. Жертвы январских событий Вы планировали?

-Да.

- То есть сознательно шли на эти жертвы? -Да.

- И Вы не чувствуете угрызений совести ну... ?

- Чувствовал. Но и мои родители тоже там были. (Речь идет о событиях 13 января 1991 года в Вильнюсе, когда погибли 13 защитников телецентра. - Прим. автора). Я не могу оправдать себя перед родными погибших. Но перед историей - да. Я могу сказать другое - эти жертвы нанесли такой сильный удар по двум главным столпам советской власти - по армии и по КГБ - произошла их компрометация. Я прямо скажу

- да, я планировал это. Я работал долгое время с Институтом Энштейна, с профессором Джином Шарпом, который занимается, что называется, гражданской обороной. Или психологической войной. Да, и я планировал, как поставить советскую армию в очень неудобную психологическую позицию, чтобы любой офицер стал стыдиться того, что он там находится. Это была психологическая война. В этом конфликте мы не могли выиграть, употребляя силу. И я старался перетянуть конфликт в другую фазу - на фазу психологической стычки. Я выиграл.

Что же произошло реально?

В 1991-м резко обострились противоречия между массой трудящихся и разбогатевшими криминальными предпринимателями. В Литве зашатался и должен был вот-вот пасть режим Ландсбергиса

- авангард союза либерально-демократических и национал-сепаратистских сил в СССР. И тогда устраивается микропутч в Вильнюсе в январе 1991 года.

Ландсбергис вызывает взрыв возмущения бессмысленным повышением цен, к тому же объявленным в день православного Рождества. Подогретая провокаторами толпа идет громить парламент, подходы к которому именно в этот день никем не охраняются. Повышение цен немедленно отменяется, но беспорядки начались, и радио сзывает литовцев со всей страны на защиту парламента.

А когда прибывают толпы и расставляются по нужным местам, подразделения войск и КГБ «штурмуют» телебашню Вильнюса.

Вот фрагмент оперативного отчета «Альфы»:«…. Была поставлена задача по деблокированию ряда объектов, недопущению вывода их из строя сторонниками движения «Саюдис», прекращению вещания провокационных и подстрекательских теле- и радиопередач и взятию этих объектов под охрану ВВ МВД СССР. Обращено внимание на неприменение стрелкового оружия, недопущение жертв среди населения» [2].

Как оказалось, о прибытии в Вильнюс «Альфы» саюдистов предупредили. О том, что вошедшим в город подразделениям МО, МВД и КГБ было строго запрещено применять оружие, а вместо боеприпасов у «альфовцев» светошумовые гранаты с холостыми патронами, саюдисты тоже знали.

А дальше снайперы боевиков Саюдиса, расположенные на крышах домов, начинают стрелять в толпу. Об этом и было откровенно сказано одним из руководителей боевиков Буткявичюсом.

В 1991 году он в возрасте 30 лет был главным организатором «обороны» в то время еще не существующей Литовской Республики от «советской агрессии».

Итог "штурма" -13 погибших защитников телебашни, ритуальные похороны, ликвидация компартии Литвы и всех "консервативных" сил, которых в общественном мнении можно было связать с путчистами, получение Ландсбергисом тотальной власти.

В 1991 году баллистическая экспертиза показала, что все убитые в принципе не могли погибнуть от рук военнослужащих, так как стрельба велась сверху вниз.

Но дело сделано. Положение «перестройщиков» восстановлено благодаря мини-путчу, в ходе которого принесены объединяющие литовцев ритуальные жертвы. Важно подчеркнуть, что, как было сказано многими обозревателями, события в Литве - лишь репетиция главного спектакля, который будет разыгран в Москве в августе 1991 года. Говорил об этом и Роберт Каллен - американский журналист. В январе 1991 года он был в Вюльнюсе и пришел к выводу, что это репетиция будущих событий. Когда он разговаривал об этой репетиции с бывшим начальником Генерального штаба маршалом Ахромеевым, тот заметил, что если бы армия захотела сделать переворот, у нее на это ушло бы два часа [6, c. 638].

Недавно в издательстве «Politika» вышла из печати новая книга литовского писателя Витаутаса Пяткявичюса «Dumiu laivas» («Корабль дураков»). В. Пяткявичюс пишет: «А. Буткявичюс из Лаздияй привез 18 пограничников и, переодев их в гражданскую одежду, разместил на телебашне. Они оттуда и стреляли... 13 человек, как теперь пишут, погибли. Однако в морг привезли не 13, а 18 трупов. Пять человек врачи «забраковали» - у них не было никаких ран... Это была грязная игра» [11].

Для «сохранения лица» режима, испачканного кровью своих же соотечественников, в Литве прошла серия громких процессов, были осуждены 6 и обвинялись более 45 человек.

То есть у публики, которая рассуждает о пользе «революций с лицом Растроповича», «бархатных», «оранжевых» и иных революций, осуществляемых по рецептам Джина Шарпа и ему подобных, руки по локоть в крови, а все рассуждения об отсутствии якобы в Беларуси демократии, не более чем грязная провокация, тем более, что главное достижение нашего государства - мир, стабильность и безопасность.

Хорошо известно, что Джин Шарп и его институт - одно из звеньев американского пропагандистского аппарата психологической войны. Недаром во главе Института Альберта Энштейна стоит отставной полковник американской армии, а научный руководитель ранее возглавлял американский Peace Corps - классическое орудие для проникновения в неугодные страны. И не случайно книгу Шарпа собирались издать как закрытую инструкцию. Основная мысль документа проста и понятна - нельзя устроить революцию без организации, тщательного планирования, попросту - заговора с целью экспорта «открытого общества», слома местных механизмов защиты, открытия стран перед американской экспансией.

***

События в Беларуси в ходе президентских выборов подтвердили правомерность этого вывода и значимость дальнейшего совершенствования форм и методов противодействия идеологической экспансии деструктивных сил, формирования у широких слоев населения республики понимания сущности технологий дестабилизации социума, применяемых против нашей страны.

Накануне выборов нами была распространена соответствующая информация как в печатных СМИ, так и в глобальной сети, что способствовало формированию у граждан страны адекватного понимания происходящих процессов [1; 10].

Кроме того, необходимо понимание того, что главной движущей силой «бархатных» революций практически везде была агрессивная толпа, как правило, представляемая «революционерами» как народные массы.

И здесь необходимо развенчание мнения тех, кто считает, что «толпа не поддается контролю». Наоборот, в толпе человек опускается на несколько ступеней по лестнице цивилизации и становится доступен для элементарных манипулятивных действий. Цели, преследуемые в управлении стихийным массовым поведением, как правило, оказываются деструктивными, о чем свидетельствует опыт все тех же «бархатных» революций. Но как всякое оружие, политические технологии амбивалентны, и владение приемами регуляции стихийных процессов конструктивно необходимо во многих профессиях. В том числе в военной сфере.

Вот почему сегодня, как никогда, важно знание о механизмах поведения людей, в том числе и иррационального.

В этом отношении вполне целесообразно изучение в военных учебных заведениях спецкурса «Психология стихийного массового поведения и проблемы противодействия технологиям дестабилизации социума» в рамках военной политологии или политической психологии.

Таким образом, знание технологий «бархатных» революций позволяет успешно противостоять идеологической и политической экспансии, обеспечивать мир и стабильность в обществе.

ЛИТЕРАТУРА

1. За сильную и процветающую Беларусь: Социально-экономическое развитие и совершенствование системы национальной безопасности Республики Беларусь. /Под ред. А.Н.Гуры. - Минск: ОНИГС, 2006. - 48 с.

2. Алексеев А. Два кровавых января. // Спецназ России. - 2006. - № 1 (112).

3. Буткявичюс А. Я не могу оправдать себя перед родными погибших. Но перед историей - да. // Обзор. - 2000. -14 апреля.

4. Грамши А. Тюремные тетради. /Грамши А. Избранные произведения в трех томах. - М.: Политиздат, 1956 - 1959. - Т.3. -С. 130-143.

5. Кара-Мурза С.Г. Экспорт революции: Ющенко, Саакашвили….. - М.: Алгоритм, 2005. - С. 298.

6. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. - М.: Алгоритм, 2000. - С. 638.

7. Кургинян С.Э. Точка сборки: Победа как главный нервный узел всей российской духовной, культурной и политической проблематики. - Россия ХХI. - 2005. -№3.-С.4- 49.

8. Макаров В.М. Консциентальная война: Миф или реальность? //Наука и военная безопасность. - 2003. - № 2. - С. 18-22.

9. Макаров В.М. Великая Отечественная война в контексте идеологической борьбы. //Наука и военная безопасность. - 2005. -№2.-С. 18-22.

10. Макаров В.М. Технологии дестабилизации, или почему в Беларуси не состоится «бархатная» революция. // Белорусская военная газета. - 2006. - 1 марта. - С.1 - 2.

11. Пяткявичюс В. Нынешнее положение в независимой Литве мне напоминает сатиру Себастьяна Бранта «Корабль дураков». II Обзор. - 2003. - 30 сентября.

12. Хантингтон Самюэль. Третья волна: Демократизация в конце ХХ века. /Пер. с англ. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2003. - 368 с.

13. Шарп Джин. От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения; Шарп Джин, Дженикс Брюс. Антипутч. /Комм. Э.Лимонов, А.Цветков, И.Шамиль, И.Яшин. - Екатеринбург: Ультра Культура, 2005. - 224 с.

14. WeinerM. Empirikal Demokratic Theory and the Transition from Authoritarianism to Democracy // PS. Fall 1987/ Vol 20. P/ 866.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации