Военная девиантология опыт профилактики отклоняющегося поведения в Вооружённых Силах Республики Беларусь

«Наука и военная безопасность», № 3, 2005 г., с. 49-52

Военная девиантология: опыт профилактики отклоняющегося поведения в Вооружённых Силах Республики Беларусь

Полковник В.М. МАКАРОВ,

первый заместитель начальника главного управления -

начальник управления информации главного управления

идеологической работы Министерства обороны

Республики Беларусь, кандидат педагогических наук, профессор

Академии военных наук Российской Федерации

Пример Вооруженных Сил Республики Беларусь опроверг по существу спекулятивное мнение, характерное для части должностных лиц в начале 1990-х годов, о том, что наведение порядка в армии находится вне пределов компетенции органов военного управления и зависит однозначно от социальных процессов в обществе

Достаточно сказать, что коэффициент преступности в белорусской армии снизился за 10 лет с 10,9 в 1994 году до 6,1 в 2004 году.

Есть еще один показатель, по которому можно судить о состоянии Вооруженных Сил. Это число погибших военнослужащих и соответствующие коэффициенты в расчете на 1000 человек. Известно, что за два мирных года в Вооруженных Силах СССР погибало столько же военнослужащих, сколько за все время войны в Афганистане.

Военная девиантология опыт профилактики отклоняющегося поведения в Вооружённых Силах Республики Беларусь

В Вооруженных Силах Республики Беларусь рост числа погибших военнослужащих продолжался до середины 90-х годов, количество погибших на 1000 человек превысило показатели Вооруженных Сил СССР. Так, в 1994 году соответствующий показатель для Вооруженных Сил Республики Беларусь составил 0,96.

За последние 10 лет гибель в белорусской армии сократилась в 4 раза, а в расчете на 1000 военнослужащих - в 2 раза.

Несмотря на то, что служба в армии связана с повышенным риском, гибель военнослужащих (в расчете на 1000 человек) в 3 - 4 раза меньше, чем в республике. В Республике Беларусь в 1999 году соответствующий коэффициент составлял 2,145, в 2002 году - 2,067, в 2003 году - 2,01 [12], в Вооруженных Силах - 0,5 - 0,6.

Тенденция сокращения преступлений и происшествий сохраняется в 2005 году. В первом полугодии 2005 года снижение преступности в армии составило более 23% в сравнении с соответствующим периодом прошлого года. В целом в силовых структурах Беларуси снижение составило 8%. Гибель военнослужащих при исполнении обязанностей военной службы снизилась в два раза.

Эти изменения явились прямым следствием осуществленных преобразований в армии, начиная с середины 90-х годов, а главное - реформирования Вооруженных Сил в 2001 - 2005 годах. Прежде всего реформирование создало объективные условия, способствующие снижению преступлений и происшествий, - это решение проблемы укомплектования соединений и воинских частей военными кадрами, оптимизация системы прохождения воинской службы, обеспечение качественного отбора для прохождения воинской службы, разработка новой нормативной база поддержания и укрепления воинской дисциплины, исключающей возможность сокрытия правонарушений и обеспечивающей всемерную поддержку должностных лиц, своевременно вскрывающих предпосылки к правонарушениям и принимающих необходимые меры в соответствии с законодательством.

Военная девиантология опыт профилактики отклоняющегося поведения в Вооружённых Силах Республики Беларусь

Вместе с тем проблемы поддержания воинской дисциплины остаются. Наши исследования показывают, что практически все преступления и происшествия в армии можно было бы предотвратить или, в крайнем случае, не допустить их тяжких последствий.

И хотя ни одной армии в мире пока не удавалось полное искоренение преступности, наш собственный опыт военного строительства свидетельствует, что возможности профилактики правонарушений в армейской среде уникальны и использованы далеко не в полной мере.

Причем в основе соответствующего тезиса лежат выводы из проведенных исследований проблем девиантного (отклоняющегося) поведения в армейской среде, выполненных на протяжении последних десяти лет. Именно эти исследования легли в основу создания новой нормативной правовой базы поддержания и укрепления дисциплины в армии и создали условия для дальнейшего научного обеспечения дисциплинарной системы Вооруженных Сил.

Армия была и остается тем институтом государства, где благодаря специфическому укладу воинской деятельности, организации эффективной идеологической работы вполне реально можно способствовать превентивной практике - успешной педагогической коррекции поведения. Умелая организация свободного времени военнослужащих, использование потенциала армейских социокультурных учреждений, всемерное повышение психолого-педагогической культуры офицеров и совершенствование духовно-нравственного воспитания в совокупности со специфическим укладом воинской жизни - все это может стать важнейшими инструментами профилактики девиантного поведения.

Именно это важнейшее методологическое положение лежало в основе разрабатываемой нами системы поддержания правопорядка в Вооруженных Силах в ходе реформирования их.

Важнейшим направлением укрепления и поддержания воинской дисциплины является повышение правовой, психологической и педагогической компетенции должностных лиц. Этой цели служит разработанный специальный курс военной девиантологии, предназначенный для слушателей и курсантов военных учебных заведений, а также для офицерского состава войск.

Военная девиантология, изучающая состояние, динамику, причины и условия девиантного (отклоняющегося) поведения военнослужащих, структуру и характер различных форм отклонений, организацию профилактики, на наш взгляд, должна стать научно-методической основой профилактической деятельности в армии.

Сущность девиантного поведения и типология отклоняющегося поведения в военной среде

Обычно под девиантным поведением понимают неадаптированное, отклоняющееся поведение, характеризуемое устойчивым повторяющимся нарушением соответствующих возрасту норм и социальных правил, а также прав других.

Изучение девиантного поведения ведется многочисленными представителями смежных отраслей знаний: психологии, психиатрии, педагогики, криминологии и др.

Анализ работ по проблеме преодоления девиантного поведения позволяет условно выделить по меньшей мере три группы исследований.

Первую составляют исследования, в которых рассматриваются криминологические основы преодоления отклонений в поведении (А. Алоян, Ю. Алферов, Ю. Антонян, В. Гуцуляк, И. Данилов, М. Еникеев, В. Кудрявцев, И. Мацкевич, И. Портнов, Г. Русинов, А. Ткаченко, В. Юстицкий, В. Эминов и др.).

Вторую группу образуют исследования, посвященные изучению девиантного поведения, характеризующегося нормой и патопсихологией (А. Александров, Ю. Александровский, А. Габиани, Е. Карнаухов, В. Ковалев, И. Колачева, А. Колмаков, В. Кондрашенко, Н. Копыт, А. Личко, А. Мазур, Ю.Полищук, Б. Положий, Л. Сидоров и др.).

К третьей группе относятся исследования, направленные на разработку психолого-педагогических путей воздействия на лиц, характеризующихся социально-педагогической запущенностью (С. Беличева, П. Блонский, А. Зосимовский, А. Кочетов, Г. Кумарина, Ю. Клейберг, А. Макаренко, Г. Потанин, А. Пыхарев, В. Слепокуров, А. Сукало, Н. Фомин, С. Шацкий и др.).

В военно-научной литературе второй половины ХХ века эта область представлена также такими военными исследователями, как A. Барабанщиков, В. Вдовюк, В. Герасимов, Ю. Дерюгин, Л. Егоров, В. Лунеев, Н. Корчемный, В. Крук, И. Образцов, И. Осипов,

B. Пухов, С. Съедин, Н. Феденко и др. Вместе с тем до конца 90-х годов между сложившейся превентивной практикой и теорией ощущался заметный разрыв, что отрицательно сказывалось на результативности воспитательной работы. Большинство авторов рассматривали проблемы отклоняющегося поведения в армии с полидисциплинарных позиций, а комплексные исследования социальных проблем девиантного поведения военнослужащих в первичных воинских коллективах, как правило, не выходили за рамки узкого понятия воинская дисциплина.

Приступая к завершающему этапу реформирования Вооруженных Сил, мы сформулировали следующие тенденции в сфере армейской превентивной практики:

• Военнослужащие срочной службы составляют менее 50% численности Вооруженных Сил, но на эту категорию военнослужащих приходится подавляющее большинство проявлений девиантного поведения, в том числе более 70 % всех преступлений в армии.

• Несмотря на снижение общего количества преступлений криминогенная ситуация в армии характеризуется сохранением на одном из первых мест в структуре преступности корыстно-насильственных преступлений (нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, превышений или злоупотреблений властью, оскорблений подчиненным начальника или начальником подчиненного). Причем и в 2002 - 2005 годах до 25% правонарушений связано с неуставными взаимоотношениями или злоупотреблением служебным положением.

• Со второй половины 90-х годов XX века значительная часть всех случаев проявления девиантного поведения военнослужащих произошла в свободное от службы время, включая отпуска, увольнения, в часы досуга. Около 45% правонарушений было совершено военнослужащими срочной службы не при исполнении обязанностей военной службы.

• Частью должностных лиц недооценивалось значение воспитательной работы для профилактики девиантного поведения военнослужащих. Оставались невостребованными в полном объеме знания социологии, психологии и педагогики для организации превентивной практики в войсках.

• Особую актуальность в современных условиях приобретают социокультурные аспекты профилактики девиантного поведения. Во многом это связано с тем, что для жизни человека не менее, чем среда обитания, важна среда, созданная культурой его предков и им самим, ибо убить человека биологически может несоблюдение законов биологической экологии, убить нравственно может несоблюдение законов и «экологии культурной».

Понятие «экологии культурной», или «духовной», выдвигается в связи с понятием духовного нездоровья. Обычно духовное нездоровье рассматривается как внутренняя дисгармония, возникающая в результате рассогласования между внутренним миром личности, ее культурными представлениями, ценностными ориентациями и изменившимися обстоятельствами сферы жизни общества. К подрыву духовного, а затем и психического здоровья, стимулирующего рост девиантного поведения, приводит утрата жизненных смыслов и ценностей, чему во многом способствует широкая волна массовой культуры далеко не лучших образцов, пропагандирующих насилие, разврат, аморальные и антигуманные проявления [14, с. 72 - 73]. И хотя эти проблемы в Беларуси менее остры, чем в государствах ближнего и дальнего зарубежья, не следует забывать, что все мы находимся в открытом информационном поле, а информационное противоборство второго поколения - это не просто формирование неадекватного общественного мнения, а воздействие на сферу смыслов с целью ломки и разрушения культурных стереотипов, сакральных основ культуры тех или иных народов.

Нарушения поведения, его отклонения от общепринятых норм встречаются среди молодых людей нередко. Характер нарушений поведения может быть самым разнообразным. Чаще всего они выражаются в противоправных действиях, игнорировании существующих требований и порядка, пьянстве, сексуальных девиациях, бродяжничестве, суицидальных тенденциях.

При этом всякий раз встает вопрос: являются ли отклонения в поведении признаком психического заболевания или это психологическая особенность переходного возраста, дефект воспитания практически здорового человека? Ответить на этот вопрос однозначно бывает довольно трудно.

Сложность проблемы профилактики девиантного поведения заключается в том, что она стоит на стыке многих наук: социологии, психиатрии, психологии, педагогики, философии, права, каждая из которых имеет свои подходы к ее изучению, свою терминологию.

Наряду с понятиями социальные отклонения, девиантное, отклоняющееся поведение в литературе используются такие категории и словосочетания, как нарушение поведения, делинквентное, аномальное, патологическое и даже незаконное поведение. В психолого-педагогической литературе также используется такая категория, как трудный воспитанник.

П. Блонский использовал термин «трудный ученик», характеризуя воспитанника, по отношению к которому работа учителя оказывается малопроизводительной [3, с. 39, 187-201].

Данная позиция была конкретизирована А. Макаренко, который к числу основных признаков таких воспитанников относил сопротивление воспитанию, неприятие общепринятых воспитательных воздействий, более или менее негативную реакцию на них [7, с. 35, 48].

А. Личко к делинквентному поведению относит широкий круг антиобщественных форм поведения и противоправных действий, включая прогулы, мелкое воровство, хулиганские действия, угон транспортных средств и т.д. [6, с. 266].

При этом в понятиях девиантного поведения и делинквентного поведения не усматривается большой разницы.

Иной точки зрения придерживается В. Ковалев, считающий, что отождествление девиантного и делинквентного поведения ведет к стиранию граней между криминальными и некриминальными поступками, что может затруднить решение как судебно-психиатрических, так и коррекционно-воспитательных вопросов.

По мнению В. Ковалева, понятие девиантного поведения является, прежде всего, социально-психологическим, поскольку обозначает отклонения от норм межличностного взаимоотношения, принятых в конкретно-историческом обществе, то есть отклонения от нравственных норм данного общества [4, с. 14].

Ряд ученых (С. Арзуманян, С. Беличева) применяют термин «асоциальное поведение» как синоним отклоняющегося поведения, под которым понимается поведение, в котором устойчиво проявляются отклонения от социальных норм - как отклонения корыстной, агрессивной ориентации, так и социально-пассивного типа [1, с. 112; 2, с. 72 - 89].

Свое видение проблемы девиантного поведения излагает В. Кондрашенко. Нарушение поведения, как считает В. Кондрашенко, - «это отклонение от норм внешне наблюдаемых действий (поступков), в которых реализуются внутреннее побуждение человека, и проявляющихся как в практических действиях (реальное нарушение поведения), так и в высказываниях и суждениях (вербальное нарушение поведения). При этом нарушение поведения включает в себя отклонения в поведении здорового человека - собственно девиантное поведение и нарушение поведения при психических заболеваниях. Для характеристики первой группы расстройств необходимы социальные, психологические, педагогические и правовые критерии, для характеристики второй группы - медицинские» [5, с. 77].

Таким образом, несмотря на разнообразие и высокую частоту проявлений нарушений поведения, побуждающих исследователей к их систематизации, в настоящее время нет единой точки зрения ученых по данной проблеме, отсутствует четкое разграничение понятий, касающихся нарушений поведения, имеет место различие во взглядах на формы девиантного поведения, что затрудняет такую систематизацию.

В этом отношении позиция автора заключается в следующем: по существу, термины «социальные отклонения», «асоциальное поведение» и «девиантное поведение» идентичны, являются синонимами и служат для обозначения поведения, в котором устойчиво проявляются отклонения от социальных норм.

На наш взгляд, уместно предложить следующий вариант интерпретации понятия «девиантное поведение военнослужащих».

Под девиантным (отклоняющимся) поведением военнослужащих следует понимать систему поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе (в том числе в Вооруженных Силах) правовым и нравственным нормам.

Изучение соответствующей проблемы в Вооруженных Силах Республики Беларусь позволило следующим образом выделить основные виды девиантного поведения военнослужащих [8, с. 74].

На основании критерия социальной опасности девиантное поведение можно разделить на преступность и уголовно ненаказуемое аморальное поведение. Связь между этими видами девиантного поведения заключается в том, что совершению преступлений, как правило, предшествует ставшее привычным для человека аморальное поведение.

На основании содержания и целевой направленности девиаций уместно выделить отклонения агрессивной ориентации, корыстной ориентации, сексуальные отклонения, а также отклонения социально-пассивного типа (злоупотребления алкоголем, употребление наркотических или токсических средств, суицидальное поведение).

Все эти формы динамичны, подвижны и в зависимости от условий могут быть как поступками уголовно ненаказуемыми, так и трансформированы в устойчивое преступное поведение.

Соответственно можно предложить следующую типологию девиантного поведения военнослужащих (рисунок 1).

Учитывая особую актуальность профилактики неуставных взаимоотношений, впервые мы выделили отдельно специфическую форму девиантного поведения, характерную именно для армии - нарушения уставных правил взаимоотношений как отклонения насильственно -корыстной ориентации.

-

Военная девиантология опыт профилактики отклоняющегося поведения в Вооружённых Силах Республики Беларусь

Конечно, и в Вооруженных Силах могут проявляться такие формы нарушения поведения, как патологические формы девиантного поведения, например, пограничные формы интеллектуальной недостаточности, задержка темпа психического развития или нарушения поведения при психических заболеваниях. Ниже приведен пример тяжкого преступления, совершенного в 1999 году, где один из участников имел серьезные психические отклонения от нормы. Сразу оговоримся, что подобные примеры в прошлом. В ходе реформирования создана достаточно эффективная система отбора для прохождения военной службы. Тем не менее, каждый офицер должен знать психиатрические, психологические и криминологические основы нарушений поведения.

В апреле 1999 года двумя военнослужащими одной из воинских частей Минского гарнизона было совершено тяжкое преступление. Боясь ответственности за хищение бензина, военнослужащие самовольно оставили воинскую часть, проникли на стоянку автомобильного транспорта и с особой жестокостью убили сторожа. В дальнейшем в одной из машин преступниками было изъято охотничье ружье, из которого был сделан обрез. При задержании был убит офицер белорусской милиции.

Одним из участников преступной группы был рядовой Каплин А.А., 1978 г. рождения, образование неполное среднее, в Вооруженных Силах с 16 января 1998 г., за время службы зарекомендовал себя только с отрицательной стороны, систематически нарушал воинскую дисциплину, склонен к пьянству. В состоянии опьянения своих действий не контролировал, отличался крайне агрессивным поведением. До призыва в армию был осужден к трем годам лишения свободы условно за кражу.

Как показало расследование, в медицинской книжке этого военнослужащего, а также в медицинской карте призывника содержались записи «олигофрения - здоров». Здесь необходимо пояснение. Олигофрения (от греч. - малоумие) - патологическое состояние, проявляющееся как синдром относительно стабильного интеллектуального недоразвития, что ведет к большим затруднениям в социально-психологической адаптации. Диагностировать психическое заболевание, конечно, может специалист-психиатр, но окончательный вывод делается, как правило, только в результате стационарного медицинского обследования. Если есть признаки олигофрении, необходимо было бы направить молодого человека на соответствующее медицинское обследование. Более того, здоровым при олигофрении в принципе невозможно быть. Поэтому такая запись в документах рядового Каплина А. А. - показатель преступной халатности должностных лиц при призыве его на военную службу. Все поведение Каплина А.А. в подразделении свидетельствовало о серьезном психическом нарушении - олигофрении в степени дебильности: отсутствие способности к абстрактному мышлению, недостаточная способность к самообладанию, повышенная внушаемость, наличие аномалий физического развития и т.д. Командование воинской части, не имея необходимых знаний в области психологии и психиатрии, не смогло адекватно отреагировать на правонарушения Каплина, применяя к нему стандартный набор методов педагогического воздействия, что, разумеется, не могло дать необходимых результатов.

В целом для Вооруженных Сил эти формы отклонений нехарактерны, а в современных условиях практически сведены на нет.

Поэтому проблемы девиантного поведения нами рассматриваются как отклонения в рамках психического здоровья.

В Вооруженных Силах Республики Беларусь накоплен определенный опыт коррекции девиаций социально-пассивного типа, прежде всего суицидальных происшествий. Благодаря комплексу организационных и социально-педагогических мер удалось снизить число суицидов в армии почти в 4 раза в абсолютных цифрах - с 42 в 1995 году до 11 в 2004 году (в среднем за 1996 -2004 годы -19). В расчете на 1000 военнослужащих эти показатели составили в 2003 - 2004 годах около 0,148. В республике соответствующие показатели в трудоспособном возрасте составляют 0,449 - 0,433 в 2000 - 2003 годах соответственно [12].

Анализ других форм девиантного поведения военнослужащих свидетельствует, что сексуальные девиации нехарактерны для армии, по крайней мере, эти проблемы не стоят достаточно остро (преступления, связанные с сексуальными отклонениями, составили менее 0,3 %).

Таким образом, наиболее актуальными проблемами для армии являются проблемы профилактики именно непатологических форм девиантного поведения, прежде всего преступного поведения. При этом одной из доминирующих форм девиантного поведения в Вооруженных Силах Республики Беларусь являются отклонения агрессивно-корыстной направленности, нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. Поэтому в работе основное внимание уделено именно этой форме проявления девиантного поведения.

(Продолжение следует.)

ЛИТЕРАТУРА:

1. Арзуманян С.Д. Микросреда и отклонение социального поведения детей и подростков. - Ереван: Луйс, 1980. - 254 с.

2. Беличева С.А. Современное состояние превентивной политики и практики в России//Вестник психосоциальн. и коррекц.- реабил. работы. - 1998. - № 2 - С. 72 - 89.

3. Блонский П.П. О так называемой моральной дефективности/Блонский П.П. Избранные произведения: В 2 т. М.: Педагогика, 1979.-Т.1.-С. 187-201.

4. Ковалев В.В. Социально-психиатрический аспект проблемы девиантного поведения у детей и подростков //Нарушение поведения у детей и подростков. - М.: Моск. НИИ психиатр., Ленингр. НИИ психоневр. им. В.М.Бехтерева, 1981. -С.11- 19.

5. Кондрашенко В.Т. Девиантное поведение у подростков: социально-психологические и психиатрические аспекты. - Минск: Беларусь, 1988.-207 с.

6. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. -Л.: Медицина, 1983. - 266 с.

7. Макаренко А.С. Методика организации воспитательного процесса //Собр. соч.: В 7 т. -М.: АПН РСФСР, 1957. -Т.5. -С. 35, 48, 57.

8. Макаров В.М. К вопросу о сущности девиантного поведения военнослужащих //Военно-психологический вестник. - 1999. - № 1. -С. 67-94.

9. Макаров В.М. Неуставные взаимоотношения в армии: социальные истоки и проблемы предупреждения //' Сацыяльна-педагагiчная работа. - 1998. - № 4. - С. 49 - 62; -№5.- С. 30 - 42.

10. Мацкевич И.М., Эминов В.Е. Преступное насилие среди военнослужащих. - М.: Юрист, 1994. - С.69.

11. Полищук Ю.И. Некоторые духовные причины и предпосылки разрушения психического здоровья //Вестник психосоц. и коррекционно-реабил. работы. - 1996. - № 3. - С. 71 - 76.

12. Статистический ежегодник «Республика Беларусь». Copyright ©. - УП Минстата «Главный вычислительный центр», 2004.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации