Великая Отечественная война в контексте идеологической борьбы

«Наука и военная безопасность», № 2, 2005 г., с.53-56

Великая Отечественная война в контексте идеологической борьбы

Полковник В.М. МАКАРОВ,

первый заместитель начальника главного

управления - начальник управления информации

главного управления идеологической работы

Министерства обороны Республики Беларусь,

кандидат педагогических наук, профессор

Академии военных наук Российской Федерации

В последнее десятилетие наиболее весомо проявились сущностные изменения войн, в которых основным полем противостояний между государствами и иными геополитическими субъектами становится состояние и качество сознания людей. Вполне закономерно, что именно сознание, в том числе историческое, является ныне не метафорой, а точно рассчитываемым предметом воздействия и оперирования.

Во многом это относится к восприятию и оценке Великой Отечественной войны, Великой Победы

1.

Попытки фальсификации истории предпринимались во все времена. Не стала исключением и история Великой Отечественной войны. При этом главный удар наносился по основному, главному ее содержанию, обусловленному Великой Победой советского народа.

Итогом идеологической обработки населения Запада в первые послевоенные десятилетия стали два принципиальных соображения, которые с легкостью поддерживались заокеанскими стратегами и быстро превратились в стереотипы восприятия, как войны, так и всего советского строя в целом.

Первое - это убеждение в том, что СССР отнюдь не сильное государство, он может быть побежден, но для этого всего лишь не надо повторять ошибок Гитлера.

Второе - это вера в угнетенность народов «советской империи». А значит, в случае войны будущим покорителям советских просторов всего лишь необходимо донести свои свободолюбивые идеи до страждущих сердец «порабощенных национальностей». Если им все правильно объяснить, то люди с благодарностью примут сторону США. Последнее соображение органично вписалось в новые планы войны против СССР.

Так, прогнозируя реакцию советского населения на возможные атомные бомбардировки, американцы серьезно полагали, что при миллионных потерях и голоде советские люди все равно со временем поймут, что «американцы воюют ради освобождения советского народа». Английские военные теоретики, прикидывая шансы на победу в случае войны, также связывали свой возможный успех с революцией внутри СССР. Примечательно, что папка с документами хранилась в архиве под названием «Угроза России западной цивилизации». Подобные мысли обосновывались и главной идеологической конструкцией «холодной войны» -доктриной тоталитаризма [6, с. 27].

Вполне закономерно, что на Западе основное внимание уделяли негативным сюжетам, способствовавшим созданию малопривлекательного образа СССР. При таком подходе победа Красной Армии выглядела явно неубедительной. Главный же акцент делался на героической поступи англо-американской коалиции, «спасшей» человеческую цивилизацию от гибели. С 50-х годов представления о доминирующей или решающей роли США в войне прочно утвердились в сознании многих американцев и европейцев.

Не прошло и четырех-пяти лет после Нюрнбергского трибунала, как книжные прилавки магазинов оказались завалены литературой, реанимировавшей мужественный образ солдат вермахта, не позволивших «красным ордам» заполонить всю Европу. Положительная «историческая» репутация германской армии была крайне важна для создания новых армейских и полицейских структур ФРГ. Поэтому самовосхваление и одновременно демонизация Красной Армии - важные отличительные черты западногерманских публикаций в конце 40-х и в 50-е годы [2, с. 293-366].

А вот что сделали массовая культура и СМИ с массовым сознанием американцев. Согласно социологическим опросам, большинство американцев думают, что во Второй мировой войне СССР был союзником гитлеровской Германии, а США и Англия воевали с этой коалицией. И эта вера американцев взята не с потолка, а из определенных произведений массовой культуры и СМИ, пусть и бульварных. Так что если через 1000 лет придется восстанавливать историю войны по наиболее распространенным материалам масскультуры нынешней Америки, то будет сделан однозначный вывод, что это объективные свидетельства [15, с. 10].

Радикально изменилась ситуация и на постсоветских пространствах в 90-е годы. Новые лидеры прибалтийских государств в поисках героической национальной идентичности и в безудержной борьбе с советским прошлым за короткий срок превратили бывших легионеров, полицаев, солдат вермахта и СС в Латвии, Литве и Эстонии в персонажей эпического размаха.

Под вялые протесты Европейского Союза в их честь демонстративно возводят памятники, проводят парады, снимают фильмы, ставят пьесы.

В феврале 2000 года указом президента Леннарта Мери 19 эстонских ветеранов 45-го, 46-го, 47-го пехотных и 20-го артиллерийского полка СС были отмечены высшей наградой Эстонии [13, с. 69].

Мощный удар по историческому сознанию людей на постсоветском пространстве был нанесен беглым разведчиком Резуном. Его «Ледокол», «День М» и другие изданные миллионными тиражами «произведения» стали символом «демократической историографии» в начале 90-х годов XX века.

Но главное, эти книги, по существу, стали важнейшим инструментом шизофренизации сознания людей, осуществлявшейся особенно активно с середины 80-х годов прошлого века.

Дело в том, что «Ледокол» начисто перечеркивает хрущевско-волкогоновскую версию, тиражируемую с конца 50-х, а затем с середины 80-х годов XX в., о некомпетентном в военном деле И. Сталине, уничтоженном комсоставе и непонятых разведчиках. Теперь Советский Союз - «ледокол революции» объявляется главным виновником Второй мировой войны, затеянной с целью аннексии всей Европы.

По существу мы имеем дело с рядом взаимоисключающих мифов об истории войны, внедряемых на разных промежутках времени в массовое сознание с целью разрушения ядра культуры, а вовсе не создания какой-то < целостной версии исторического процесса.

В России волна критических ударов с использованием истории достигла своего пика во время президентской кампании 1996 года, когда не без помощи заокеанских «экспертов» в стране активно внедрялся чудовищный по своей сути миф о «красно-коричневой» угрозе.

Именно в 1996 году Генеральная прокуратура Российской Федерации, по существу, заявила, что многие высшие офицеры вермахта и СС понесли наказание в советском плену «незаконно» [6, с. 37].

Группа юристов под руководством Леонида Копалина из «просмотренных» 6500 дел нашла 5100 незаслуженно осужденных лиц. В том числе дело генерал-лейтенанта Хельмута фон Панвица. В 1944 году немцы создали из «советских казаков» дивизию под командованием фон Панвица, которая использовалась в карательных целях на территории СССР и особенно интенсивно в Сербии, где казаки со свастикой убили тысячи людей. После войны союзники выдали Панвица Москве, и вскоре он предстал перед судом. Через 50 лет при содействии комиссии по реабилитации жертв политических репрессий Панвица в России реабилитировали, причем это было сделано тихо и скрытно, чтобы не возбуждать лишних разговоров [1, с. 99 - 102].

Во второй половине 90-х годов XX в. власти государств ближнего зарубежья приглушили накал страстей. Бездумный нигилизм в отношении советского прошлого, из которого вышло большинство лидеров, наносил смертельный удар по важнейшим институтам государства - армии, образованию, культуре. Невозможно требовать проявления патриотизма у граждан, если им долго внушать, что они выросли в обществе без героических символов и погрязшем в сфере порочных смыслов.

Тем не менее, в условиях «свободы» получения информации продолжается игра на поле фальсификации истории войны.

В 2003 году вышел очередной сборник «Ревизионистская история: Взгляд справа», в котором приводятся так называемые «лучшие статьи американских национальных правозащитных организаций».

В сборнике широко цитируется книга эсэсовца Леона Дегреля «Гитлер на 1000 лет»: «22 июня 1941 года Гитлер нанес превентивный удар, чтобы упредить юдо-большевистскую оккупацию Германии и установление еврейско-сионистского владычества в Европе и выкорчевать звериный семитский режим в Советском Союзе».

События же 1945 года описываются следующим образом: «Десятки тысяч танков, миллионы монголов и киргизов хлынули в Польшу, Румынию, Венгрию, Австрию, затем в Силезию и Восточную Пруссию.

Эсэсовцы тысячами героически гибли в неравных боях с юдо-коммунистическими ордами, чтобы дать возможность эвакуироваться гражданскому населению и избежать ужасов семитских зверств» [11, с. 13].

Эти же идеи тиражируются и в вышедшей в 2002 году книге В. Истархова «Удар русских богов», являющейся, по словам автора, «арийским информационным оружием». В книге делается однозначный вывод, что «Гитлер - это удар языческих богов по иудохристианству, коммунизму и сионизму» [3, с. 471].

Здесь нужны пояснения. По существу, «новые правые» и ревизионисты всех мастей, а также официальная пропаганда Запада пытаются свести основное содержание Второй мировой войны к борьбе нацизма только против евреев, иудаизма, сионизма, но не против всего человечества.

В январе 2005 года прошли мероприятия в Польше в связи с 60-летием освобождения Освенцима. Причем и в данном случае имел место двойной перенос смыслов с защиты всего человечества от фашизма на освобождение только евреев и с подвигов и страдания народов СССР на страдание только еврейского народа.

Этот миф возник еще в годы «холодной войны» как средство делегитимизации нахождения советских войск в Восточной Европе, вколачивания комплекса вины в западноевропейцев за Холокост и одновременно был апологетикой Гитлера [14, с. 4-5].

Правда же такова - был Холокост, было «окончательное решение еврейского вопроса», и гитлеризм несет за это непосредственную ответственность. Одновременно были и осуществлялись планы уничтожения русских, белорусов, поляков и других народов.

При этом известная часть «патриотов» на постсоветском пространстве, демонстрируя явный пронацизм и присоединяясь к новым «ревизионистам», вовсе оспаривает существование лагерей смерти и массовый террор против советского и польского населения.

Но отрицать Освенцим - значит, отрицать Хатынь.

В Беларуси не удалось добиться общественного пересмотра военной истории. Свою роль, прежде всего, играет память поколений. В условиях жестокого нацистского террора и непревзойденного героического сопротивления захватчикам наша страна потеряла треть своего населения.

Поэтому правым радикалам очень сложно доказать, даже при нынешних средствах пропаганды, что пособники оккупантов якобы вынужденно сотрудничали с гитлеровцами, а на самом деле они будто бы боролись за свободу современной Беларуси.

Белорусский народ сделал свой выбор в 1994 году. С избранием Президентом Республики Беларусь А.Г. Лукашенко возвращены символы и смыслы самого яркого события XX века - Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Этот же выбор подтвержден и в 2004 году в ходе республиканского референдума.

Вместе с тем и в нашей стране есть достаточно активное лобби, пытающееся под прикрытием лозунгов о свободе реанимировать своих «героев», тесно сотрудничавших в годы войны с гитлеровцами.

Для белорусской оппозиции главными героями и собственными духовными предтечами были и остаются коллаборационисты Франц Кушаль, доктор Ермаченко, Юлиан Сакович, ставшие руководителями белорусской самопомощи и самообороны, Владислав Козловский, окружной референт БСА Слуцкого округа, профессор Островский, так называемый президент БЦР, и, конечно, главные «культурно-идеологические символы» Наталья Арсеньева, Лариса Гениюш и т.д.

В 1999 году в Минске вышла даже книга Ф. Кушаля «Спробы ствареньня беларускага войска», где достаточно четко расставлены акценты: «В июне 1942 г. генеральный комиссар Беларуси В. Кубе сказал, что «немецкие власти постановили разрешить белорусам организовать корпус самообороны для борьбы с партизанщиной. Белорусы должны занять видное место в этой войне и показать, что они готовы бороться за новую Европу» [8, с. 44].

Какие здесь нужные еще комментарии.

Но дальше - больше - уже в 1945 году гитлеровцы предприняли попытку создания дивизии СС «Беларусь». «30 марта 1945 года дивизия была построена вдоль улицы Эйзенштайндорф. На правом фланге каждого батальона развевался бело-красно-белый флаг. «Жыве Беларусь!» - этот момент был заслуженной наградой за четырехлетнюю службу...» [8, с. 121].

Конец дивизии, как и белорусских коллаборационистов, весьма печален - нравственная

Масштабы уничтожения фашистскими захватчиками населенных пунктов вместе с жителями [9, с. 45]

Таблица

Количество уничтоженных населенных пунктов со всеми жителями

Количество уничтоженных насеенных пунктов с частью жителей

Итого

Невосстановленных

Восстановленных

Всего

Невосстановленны

Восстановленных

Всего

186

442

628

325

4342

4667,

5295

деградация и абсолютное непонимание всей глубины падения и предательства. Дивизия сдалась американцам и, как пишет Кушаль, «тот факт, что американцы отделили белорусскую дивизию от РОА (русской освободительной армии), очень его порадовал, так как это было доказательством, что американцы белорусов рассматривали как особую от русских нацию».

А тем временем из 9 миллионов жителей наша страна потеряла каждого третьего. Гитлеровцы уничтожили 2 миллиона 220 тысяч человек, 380 тысяч угнали в рабство, более 800 тысяч бойцов и командиров Красной Армии - белорусов погибли на фронтах Великой Отечественной войны.

Одним из направлений фальсификации истории войны стало манипулирование цифрами потерь. Сравнивая разные виды потерь, делается вывод о напрасных реках крови, горах трупов советских воинов, возлагая вину за них на советскую систему, ставя под сомнение саму победу СССР. Но факты таковы. Согласно последним статистическим исследованиям из 26,6 млн. общих потерь около 18 млн. - мирные советские граждане, погибшие на оккупированной территории, в прифронтовой полосе, а также угнанные в Германию и умершие там.

При этом военно-оперативные потери Красной Армии и союзных войск в совместных боевых действиях составили около 11,4 млн. военнослужащих, а потери Германии и ее союзников - более 11,3 млн. Причем о потерях гражданского населения Германии нет точных данных, по мнению немецкого исследователя Г. Анти, они составляют около 500 тыс. человек [10, с. 334-335].

Таким образом, речь идет о том, что война 'со стороны Германии и ее союзников велась на уничтожение, на практике реализовывалась политика геноцида и выжженной земли, и это подтверждают беспристрастные цифры.

Последствия этой ужасной трагедии, в частности для Беларуси, ощущались достаточно долго - многие годы соотношение трудоспособных мужчин и женщин в белорусских селах составляло 1:4, потребовалось более четверти века, чтобы восстановить общую довоенную численность нашего населения.

Но и это не помешало в 90-е годы включить в школьные учебники стихи Натальи Арсеньевой и Ларисы Гениюш. Той самой Гениюш, с легкой руки которой получило дальнейшее развитие в оппозиционной публицистике проклятие партизан, начатое стихотворением «Партызаны» (также включенным в книги):

Наклікаць на сёлы сьмерць умелі

А самыя шпарылі ў кусты!

Выстаулялі немаўлят пад стрэлы

I слабых жанчын пад кулямёт.

1м за рэйкі дык душа балела,

Не балела толыкі за народ.

Еще в апреле 1941 года в Праге был образован белорусский комитет самопомощи, в котором Л. Гениюш досталась роль казначея, а ее мужу И. Гениюшу - секретаря ревизионной комиссии. Конечно, оппозиция не хочет вспоминать, что 27 июня 1941 года от комитета была послана телеграмма Гитлеру с благодарностью за освобождение Беларуси от жидовско-большевистского ига.

Исследователи коллаборационизма совершенно правильно отмечают, что задачей нацистской пропаганды было не просто физическое подчинение населения других стран, но и растворение их сознания в зверином инстинкте. Причем в качестве универсальных объектов ненависти были, естественно, евреи, а также и иные народы.

Кстати, министр оккупированных восточных территорий А. Розенберг прямо ставил вопрос: почему у белорусов национальное самосознание связано исключительно с природой, песнями и танцами, а не с исторической виной украинцев или литовцев перед Белоруссией? «Отношение к литовцам, латышам и украинцам дружественное. Позитивных элементов, на которые можно было бы опереться в Белоруссии, не обнаружено» [12, с. 235; 13, с. 69].

Нацистам, как и современной оппозиции, не дано понять, что «позитивных элементов» в нацистском понимании этого словосочетания у белорусов не может быть, ибо у нашего народа есть величайшая духовность и тысячелетняя культура, есть высочайший моральный дух, позволивший выстоять в борьбе с врагом человечества - фашизмом.

2.

Сегодня речь идет не просто о фальсификации - предпринимаются попытки не только переписать историю.

По существу, в результате глобальных геополитических сдвигов, обусловленных разрушением СССР, чуть ли не половина из того, что планировал побежденный третий рейх, реализовано.

Но это не предел, ибо то общество, которое навязывается человечеству, ничего общего с гуманизмом иметь не может. Тем более, что модель этого общества может быть ничем иным, как моделью фашизма.

"Мера неклассичности войны, ведомой в 70-е, 80 - 90-е годы, настолько велика, что было бы неверным считать, что это была "просто" информационная война или "просто" война 4-го поколения. Фактически это была уже вообще не война. Это была Игра. Игра, которую вел субъект особого игрового типа, вооруженный совершенно новыми методами и способами воздействия на своих геополитических конкурентов.

Идеологические параметры этого субъекта связаны со значительной перегруппировкой сил после Второй мировой войны, в ходе которой существовавшие еще относительно демократические элиты США очень быстро подхватили все то, что было идеологически экспортировано в конце войны фашистами. Это подхватывание касалось управления стратегических служб и орденской, безусловно, элиты ЦРУ. Ассимиляция такого идеологического начала привела к тому, что социокультурная ориентация значительной части американской элиты конца 50-х - начала 60-х годов уже практически не имела ничего общего с классической демократической ориентацией" [7, с. 58 - 59].

И именно поэтому титанические усилия по разрушению смыслов Великой Победы продолжаются и будут продолжаться.

Соответственно сегодня следует остановиться на некоторых фундаментальных направлениях информационного противоборства, объектом которого является Великая Отечественная война и Великая Победа.

Во-первых, это статус Победы, или ответ на вопрос: кого же мы победили в 1945 году?

Масштаб совершенного тогда нашими народами подвига определяется масштабом врага, побежденного в те страшные годы.

Величайшие гуманисты XX века недаром назвали этого врага «врагом Человечества».

В этом отношении до сих пор еще недостаточно сделано для осмысления масштаба побежденного врага, масштаба войны, масштаба спасения и Победы.

И здесь следует предъявить счет к многочисленным попыткам разных, зачастую во многом антагонистичных, сил заигрывать с фашизмом, отмывать его под разными предлогами, подсовывать людям чуть ли не апологетику нацизма, квинтэссенции того онтологически черного зла, которое победил Советский Союз в той войне, не имеющей ничего общего с другими войнами человечества.

Это проявляется, в частности, в создании на рубеже 90-х годов XX в. различных общественных организаций, близких по духу той идеологии, что исповедовала элита третьего рейха.

Чего стоит только так называемая левая свастика на эмблеме РНЕ. Создатели организации прекрасно знали технологии разрушения массового сознания, в том числе метод запланированных ассоциаций - нервная связь между психическими явлениями, актуализация одного их которых ведет к появлению следующего. Какие ассоциации могут возникать при виде свастики, будь она хоть десять раз наложена на вифлеемскую звезду и хоть тысячу раз будет объявлено, что якобы свастика чуть ли не старославянский знак?

В этом же ряду мощнейшая экспансия неокультов, неоязычества, лавинообразное распространение на постсоветском пространстве идей оккультизма и мистицизма.

В одном из номеров журнала «Элементы» было опубликовано стихотворение:

Мы отстояли наш Берлин

От козней Интернационала.

В анналы будущих былин

Войдет мистерия металла.

Несокрушим оплот вождя,

Как ни стараются плебеи.

Мы ждем падения дождя

С высот своей Гипербореи.

Мы ждем падения луны

На обреченную планету,

И продолжения войны

Льда и огня, зимы и лета.

Кто знаком с оккультной доктриной третьего рейха, прекрасно знает, что люди с неполным средним образованием, ставшие «элитой» фашистского государства, всерьез верили в скрытые силы, доступные только великим посвященным или прошедшим ритуал посвящения. Соответственно и на первый взгляд бессмысленное уничтожение миллионов людей в лагерях смерти на самом деле должно было способствовать благосклонному отношению языческих богов, которым в жертву, по существу, приносилось все человечество.

Во-вторых, совершенно естественно, что ответ на вопрос о статусе повергнутого врага подразумевает и ответ на второй вопрос - о субъекте Победы.

Ибо если с одной стороны стоял враг человечества, некий черный орден с его зловещей волей к власти, то на другой стороне не мог не стоять некий смысловой оппонент, равно мощный этому ордену.

Ответить на вопрос о масштабе Победы - значит признать статусы красных смыслов и органичность этих смыслов для народов СССР.

Поэтому никогда не ответит ни белая патриотка, ни, тем более, белорусская оппозиция на вопрос о том, почему в 1914 - 1917 годах процветающая монархическая Россия не смогла противостоять заурядному германскому империализму, всерьез атакуемому союзниками по Антанте, а тридцатью годами позже несравнимо более мощный враг, сметя европейского противника, как карточный домик, и, обрушив всю мощь своего удара на одну страну, пребывавшую в лоне неких якобы порочных смыслов, получил от этой страны сокрушительный удар [5, с. 15 - 20].

Здесь не может быть другого ответа, кроме как признания мощи советской идеологии и ее гуманистического содержания, воплощенного в воинах-победителях.

Но попытки «приватизации» Победы и красных смыслов продолжаются.

Нам пытаются навязать мысль, что субъектом Победы было некое либеральное сообщество, победившее в отстаивании общечеловеческих ценностей.

Но ведь это самое либеральное сообщество трусливо бежало от «черной чумы», которая прошла торжественным маршем по Европе. В данном случае речь идет не о чьем-то гоноре, а о высокой правде, обращенной в будущее.

А эта правда состоит в том, что без красного геополитического субъекта, которым являлся СССР, все эти «супердержавы» были «ничто».

И если либерализм забыл эту правду, если он не хочет признавать очевидного, то вполне вероятно, ему придется пережить трагедию еще раз. И на этот раз риск, так сказать, «летального исхода» неизмеримо выше. Но ответственность за подобный исход будет лежать целиком на либерализме, ничего не сумевшем понять в самой сути происходящего в те годы и преступно смешавшего разные смыслы в идиотском понятии «тоталитаризм» и в пошло-омерзительном разглагольствовании о «красно-коричневых», в 90-е годы XX в. особенно.

Наследство Победы огромно, но его необходимо защищать от разбазаривания.

Тем более, что нам пытаются навязать серию подмен.

Во-первых, статус Победы и субъект Победы извращаются, и это извращение предлагается как модель нового консенсуса.

Во-вторых, Победу пытаются архивировать. Провести резкую грань между тем, прошлым субъектом, который только явственнее выступает от того, что его не называют.

В-третьих. Потсдамские и Ялтинские соглашения имели во множестве содержательных аспектов свою протяженность во времени. По ряду позиций это фундаментальные соглашения, причем весьма значимые для нас, в том числе и по части территориального устройства Европы.

Особенно это ярко проявляется в современных условиях радикальных трансформаций в Европе. Что это - некое подведение итогов необъявленной третьей мировой, где важно вовремя перевести Победу из статуса геополитической в статус сугубо исторической? Или нечто иное?

Таким образом, в качестве основных выводов можно сформулировать следующие.

Важнейшая наша задача - содействие переводу статуса Великой Победы из только великих исторических событий в статус геополитический.

В частности, это значит, что необходимо формирование понимания у самых широких слоев общественности принципиального значения позиции Республики Беларусь в вопросах обеспечения международной безопасности, значения миролюбивой многовекторной политики нашей страны.

Понимания усилий Республики Беларусь, направленных на укрепление и развитие союзного государства как важнейшего фактора мира и безопасности. Именно в союзном государстве заложен грандиозный макропроект, предложенный и инициированный именно Беларусью и позволяющий обеспечить достойную жизнь и сохранить мир.

В год 60-летия Великой Победы мы должны еще и еще раз обратиться к осмыслению причин той войны, сущности фашизма, в том числе оккультно-мистического содержания его доктрины.

С беспощадной твердостью следует бороться с оккультизмом, деструктивными псевдорелигиозными организациями, помня, что воинствующий сатанизм в 30 - 40-е годы XX в. уже предпринял попытку завладеть умами людей, что стоило человечеству более пятидесяти миллионов жизней.

Наша задача - исключить современные попытки подобного реванша.

И, наконец, самое главное - чтобы обеспечить надежную обороноспособность государства, следует учиться у героического поколения, победившего фашизм, мужеству и патриотизму, выдержке и готовности сражаться за самое святое - за свою Родину.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Ахтамзян А. Германия и Россия в конце XX столетия. М., 2000. С. 99 - 102.

2. Большая ложь о войне. //Ред. В.А. Секистова. - М.: Воениздат, 1971. - С. 293 - 366.

3. Истархов В. А. Удар русских богов. - X.: ООО Свитовил, 2002. - С. 471.

4. Казаринов О.И. Неизвестные лики войны. // М.: Вече, 2005. - 416 с. (С.231).

5. Красный смысл Великой победы. //Россия XXI. - 1995. - № 7- 8. - С. 15 - 20.

6. Кудряшов С. Война вокруг войны. Политическая конъюнктура, идеологические стереотипы и история Великой Отечественно1 войны. //Военно-исторический архив. - 2004. - № 12. - С. 27.

7. Кургинян С, Бялый Ю., Подкопаева М. Южная угроза и ее связь с обострением политического кризиса в России. // Россия XXI. -№11, 12.-С. 58-59.

8. Кушаль Ф. Спробы ствареньня беларускага войска. - Мн.: Беларускі гістарычны агляд, 1999. - 136 с.

9. Нацистская политика геноцида и выжженной земли на территории Белоруссии (1941 - 1944) / Редкол. Лобанок В.Е. и др. - Мн. Беларусь, 1984. - 271 с. (С.45).

10. Ольштынский Л.И. Разгром фашизма. СССР и англо-американские союзники во Второй мировой войне (политика и военная стратегия: факты, выводы, уроки истории). - М.: ИТРК, 2005. - 344 с. (С. 334 - 335).

11. Ревизионистская история: Взгляд справа. - М.: «ББЯ», 2003. - С. 13. (288 с.)

12. Семиряга М.И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. - М.: РОССПЭН, 200L - С.235.

13. Смирнов И.В. ИнтерNАZIонал. //Россия XXI. - 2004. - № 6. - С. 51 - 69.

14. Холмогоров Е. Санитарный кордон. // Спецназ России. - 2005. - №2. -С. 4,5.

15. Хомяков П.М. Россия против Руси. Или почему же Россия не Америка на самом деле? - М., 2004. - С. 10.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • &amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;lt;a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX"&amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;gt;InstaForex&amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;lt;/a&amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;amp;gt;
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации